КаленДАРь - праздник на каждый день







URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:26 

тест на цвет =)

...что там, выше крыш?... (с)

Тест: Какой цвет вам соответствует?

Ваш результат: Зеленый.

Зеленый – это Венера, пятница, медь, море
и сила. Вы человек цвета творчества и амбиций.

Вы как растение, которое поглощает углекислый газ и преобразует его в кислород. В вас есть мощь полноводной реки. Вы – это практические решения и материальные цели. Ацтеки связывали зеленый цвет с Кетцалькоатлем, богом плодородия. В Египте священники клали изумруд под язык, разговаривая с духами. Зеленый – символ недолговечности, судьбы, удачи, сексуальной силы. Индийского Ганешу, бога мудрости, изображают на зеленом фоне. Зеленый означает, что можно спокойно идти вперед, тогда как красный – это мистический запрет. В исламе зеленый – цвет пророка, а праведники в мусульманском раю носят зеленые одежды. Холодный зеленый символизирует обновление, жизнь, надежду. Но зеленый может быть и цветом безумия, дьявола, сказочных драконов и смерти. Поэтому некоторые инстинктивно отвергают зеленый. Так, актеры не любят играть в зеленой одежде. Это суеверие восходит к Средневековью: тогда актеры опасались,…
Пройти тест "Какой цвет вам соответствует? " на WDay.ru


18:30 

...что там, выше крыш?... (с)
Способность мечтать

I

Камуи сидел в тёмной студии и слушал голос дождя. Барабанный перестук капель о карниз отдавался в его сознании ещё пока неизвестным ритмом, а полосы воды на стекле вычерчивали для него замысловатый нотный стан.
Он любил быть здесь один: в своей студии, своём крошечном царстве, в тишине (разумеется, если не считать дождь и далёкие гудки с улицы). Он проводил здесь драгоценные минуты, не зажигая света.

Неделю назад старинный приятель попросил его об услуге: записать песню с модной американской певицей. Зная не особенное пристрастие Камуи к дуэтам, особенно с незнакомыми исполнителями, приятель приложил завидное упорство в уговорах, проявив всё своё красноречие и умение убеждать.
Он предоставил Камуи возможность самому выбрать звукорежиссёра для будущей записи, а также - любую песню из собственного репертуара. Кроме того, приятель был одним из продюссеров проекта и потому заверил, что все расходы берёт на себя их сторона. Таким образом, всё, что требовалось от известного японского рок-музыканта Камуи Гакта, - это проявить королевское великодушие и записать одну из своих песен дуэтом с американской поп-певицей Gladis, с некоторых пор ставшей очень популярной в Японии. Он слышал по радио пару её песен, и потому его одолевали большие сомнения.

- Саджи, ты знаешь, что я далёк от снобизма. Но если она не умеет взять правильно и двух нот, лучше скажи мне об этом сразу. У нас хорошая аппаратура, но если твоя певица не умеет петь...
- Гакт!.. – расхохотался в ответ Саджи, - ты слишком многого хочешь от современных «поп-идолов»! Или ты ожидаешь, что я притащу тебе сюда Анну Нетребко?..
Просмеявшись от души, Саджи вновь стал серьёзным и готовым заключить выгодную сделку.
- Нет, Гакт, она, конечно, не оперная дива, но очень старательная девочка, легко перенимает новое. Ты должен понимать это и не требовать от неё слишком высоких результатов. Споёте, как получится, а мы потом подправим и подтянем, где нужно будет. Ну что, по рукам?..
Проведя много времени в Штатах, Саджи быстро усвоил типично американские обороты речи. А цепкая деловая хватка у него была от природы.

Сейчас, в полутьме студии и под звуки дождевых капель, барабанящих по карнизу, Гакт не мог не изумляться, как ловко его надули. Через каких-нибудь полчаса придёт Саджи и приведёт своё «юное дарование», с коей Гакту придётся записывать довольно сложную вещь (а других у него и не было). Что из этого выйдет, неизвестно. Никакого энтузиазма по поводу предстоящего дуэта Камуи не ощущал, но слово уже было дано, а контракт (что для некоторых сильнее слова) давно подписан. Оставалось лишь смотреть, что будет дальше.

Раздался звонок из коридора, и когда Гакт открыл дверь, в студию вошли четверо с мокрыми зонтами.
- Чёрт, почему здесь так темно? – послышался возмущённый голос Саджи, - только не говорите мне, что это опять вырубило пробки!..

Камуи щёлкнул дистанционным пультом, осветив полностью всё помещение. Теперь он мог рассмотреть вошедших. Двое из них, Саджи и Тим, звукорежиссёр, были ему знакомы, двух других он видел впервые.
Первый был секьюрити, невысокий и широкоплечий; он держал в руках зонт, которым закрывал свою подопечную от дождя. Четвёртая вошедшая была, разумеется, сама Gladis.
Камуи удивился, насколько она не похожа на свои журнальные фото. Очень просто одетая и причёсанная, она выглядела как обычная девушка с улицы. Её внешности было трудно подобрать какое-то определение, настолько в этом облике не было ничего, приметного глазу.
- Konniti-wa, Kamui-san, - произнесла она и дружелюбно улыбнулась, слегка наклонив голову.
Удивительно, как улыбка преобразила её лицо! Оно мгновенно осветилось, словно каждая его чёрточка вдруг стала излучать волшебное сияние. Гакт услышал, как где-то далеко-далеко зазвенели серебряные колокольчики. Трудно было понять, был этот звук в действительности, или его навеяла улыбка девушки.
- Здравствуйте, Глэдис-сан, - произнёс он, отвечая на её вежливый поклон, всё ещё ошеломлённый этой неожиданной метаморфозой.

Мужчины обменялись с Гактом приветствиями и занялись каждый своими делами. Камуи ощущал некоторую внутреннюю робость в присутствии девушки и понимал, что она, вероятно, чувствует то же самое. Чтобы сгладить неловкий момент, он пригласил её в ту часть комнаты, где находился небольшой бар. Камуи собирался использовать имеющиеся там ингридиенты для приготовления горячего травяного чая, призванного согреть и взбодрить собравшихся в студии.
Глэдис сидела рядом, с любопытством наблюдая за его работой. Время от времени он просил её передать тот или иной компонент и, к его большому удивлению, девушка без труда справлялась с задачей.

- О, Камуи!.. – воскликнул Саджи, когда поднос с чайными принадлежностями был аккуратно водружён на низкий японский столик, - надеюсь, ты не подмешал туда галлюциногенную настойку, как в прошлый раз?..
Звукорежиссёр и секьюрити дружно прыснули со смеху, а Камуи ощутил непреодолимое желание треснуть Саджи по голове.
Глэдис тихонько рассмеялась, и у парня на мгновение мелькнула дикая мысль, будто она прочла его мысли.
- О, не волнуйтесь, господа: я за ним внимательно следила, с чаем всё в порядке, - голос у неё был негромкий, но удивительно мелодичный.
- Глэдис-сан, откуда вы так много знаете о чае? – спросил Камуи, желая увести разговор с глупой темы, - кажется, будто среди ваших предков были японцы.
Глэлис отпила из маленькой чашки и улыбнулась:
- Скорее, англичане. Они ведь тоже знают в этом толк.
Её серо-голубые глаза смотрели на Гакта с вежливой дружелюбностью. Ему захотелось, чтобы она улыбнулась ещё.

Глэдис оказалась исключительно приятным человеком в общении, однако с пением всё выходило куда сложнее. Композиция, выбранная Гактом, для девушки была слишком трудной. Глэдис очень старалась – это было заметно, но в конечном итоге мало что меняло. Гакт бросил на Саджи короткий взгляд, безмолвно говоривший: «Ну и что теперь делать? Я предупреждал: толку не будет».
К смущению Камуи, девушка успела заметить брошенный взгляд: он понял это по её вспыхнувшему лицу. Гакту вдруг стало непереносимо стыдно, но что можно было сделать с фактом – она не в состоянии спеть эту песню.
- Камуи-сан, - обратилась к нему Глэдис своим негромким голосом, - прошу Вас, дайте мне ещё один шанс. Покажите, как нужно петь, а я буду повторять за Вами.
Гакт посмотрел на Саджи. Тот быстро закивал головой.
Тим нажал кнопку на звукорежиссёрском пульте – из наушников вновь полилась нежная мелодия любовной песни.
Камуи начал первый куплет, Глэлис запела вместе с ним, и с каждой новой нотой её голос становился увереннее. Она смотрела ему прямо в глаза, повторяя вслед за ним нюансы мелодии, и он чувствовал, что не в состоянии отвести взгляд... не может, пока звучит эта песня. В какой-то момент ему почудилось, будто он слышит свой голос со стороны... как он сливается с голосом Глэдис... а потом они оба словно отрываются от собственных тел... и вот они уже высоко под потолком, смотрят на самих себя сверху...

Внезапно музыка оборвалась и послышались громкие аплодисменты Саджи.

- Ну вот, можешь же, когда хочешь! – сказал он, обращаясь к Глэдис, и весело подмигнул Камуи.
- Значит так, ребята, - сказал своё веское слово звукорежиссёр Тим, - на сегодня предлагаю закончить. Глэдис, Ваша задача на вечер – потренироваться исполнять это так, как Вы только что сделали. Твоя задача, Камуи, чуть посложнее – не злоупотреблять сакэ и быть завтра в нужной кондиции...

Гакт вооружился микрофоном и с шутливой угрозой замахнулся на звукорежиссёра. Тот, в свою очередь, изобразил на лице страшный испуг перед неминуемой расправой.
Все, включая Глэдис, рассмеялись. Камуи обернулся, желая ещё раз увидеть, как улыбка преображает её лицо. Тим воспользовался потерей бдительности противника и, стиснув его шею в захвате, принялся с хохотом взлохмачиваить ему волосы своей цепкой пятернёй. Впрочем, долго праздновать победу звукорежиссёру не пришлось: через несколько секунд он уже лежал на лопатках, перекинутый одним точным и аккуратным движением.
- Не ушибся?.. – со смехом спросил Камуи, помогая другу подняться на ноги.
- Ну ладно, мальчики, хватит уже красоваться перед девочкой!.. – с добродушной иронией признёс Саджи.
Глэдис при этих словах смущённо засмеялась.
- Нам пора, - сказал Саджи, - всем спасибо за работу, и – до завтра!..


- Дурак, - бросил Камуи, когда Саджи, Глэдис и её телохранитель покинули студию.
- Сам такой, - невозмутимо ответствовал Тим, собирая свои вещи в небольшой плоский чемоданчик.
- Что за цирк ты устроил? Я привык, что Саджи ведёт себя как ненормальный, но от тебя я такого не ожидал!..
Тим иронически хмыкнул.
- Ну надо же было кому-то стряхнуть пыль с твоих гениальнызх мозгов, а то ты у нас не в меру впечатлительный...
- Ты это о чём?
- Да всего лишь о том, что ты запал на нашу маленькую Глэдис, а между тем, тебе с ней ничего не светит!..
- Это почему? В смысле, я ни на кого не западал!..
Тим зашёлся от хохота, и тут же был повален на пол рассвирепевшим от его смеха и собственного смущения Гактом.
- Пусти меня, придурок!.. – вопил Тим, тщетно пытаясь освободиться. Хватка Гакта на этот раз была чересчур сильной.
- Она замужем, идиот!.. – крикнул Тим из последних сил, и это помогло: Камуи не только отпустил его, но и даже отпрянул назад.
- Откуда ты знаешь? – спросил он, чувствуя, как кровь отливает от лица.
- Газеты читать надо, - пробурчал Тим, потирая ушибленный локоть, - она замужем с 18 лет за своим вторым продюссером, американцем.

Услышанное для Камуи было подобно удару по голове. Он совершенно потерял способность адекватно мыслить. Волшебная постройка опиралась на хрупкий фундамент, всё обрушилось в одну секунду. Ему даже в голову не приходило, что Глэдис может быть несвободна.
«Самодовольный дурак», - мысленно обозвал он самого себя. Ничего другого ему уже не оставалось.
Тим быстренько собрал свои вещи, не отпуская больше никаких шуток – из опасения за целостность собственной шеи.
В дверях он обернулся.
- Слушай, Гакт, да ну её!.. Пошли напьёмся!
- Не сегодня. Я хочу побыть один, - голос Камуи звучал как будто из далёкого космоса.
Тим хотел было что-то сказать, но лишь махнул рукой и вышел.

Камуи Гакт вновь остался один в тишине своей студии, как и несколько часов тому назад. Но всё полностью изменилось за это время.
Дождь давно прекратился. На Киото опускался тёплый весенний вечер, преображая город, делая его более уютным. Отблески уличных огней то и дело мелькали на тёмном оконном стекле.
\Камуи не знал, сколько времени он так просидел, погружённый в свои мысли, когда его прервал короткий звонок в дверь.

Он потерял дар речи, увидев на пороге Глэдис.

- Можно войти?.. – смущённо спросила она на японском с сильно слышимым акцентом.
Камуи молча отстранился, пропуская её внутрь. Один клик пульта – и осветилась та часть студии, где находился маленький бар, низкий столик с циновками и диван.
- Вы знаете японский, Глэдис-сан? – спросил Камуи, тут же осознав, что это был наиглупейший вопрос, какой он только мог задать ей сейчас.
Глэдис тихо засмеялась, и он снова не мог не залюбоваться её очарованием.
- Если бы Вы знали, Камуи-сан, как долго я искала эту фразу в разговорнике!..
- Обычно люди с Запада знают на нашем языке только arigato и sayonara, - улыбнулся Гакт.
- Ну... мой запас чуть больше... Хотите услышать?
- Конечно!
Глэдис с весьма серьёзным видом принялась перечислять японские слова, аккуратно загибая тонкие маленькие пальчики.
- Konniti-wa... sumimasen... susi... hasi... tofu...
Камуи улыбался.
- ...nihon sju... Ваш любимый, - тихонько засмеялась Глэдис.
- Не верьте всему, что болтает этот дуралей Тим!.. – предупредил Камуи. – Я в действительности не очень часто пью сакэ, - добавил он.
Снова наступила пауза. Они смотрели друг на друга. Камуи боролся с отчаянным желанием спросить у неё, действительно ли она замужем, но вместо этого произнёс наконец:
- Глэдис-сан, расскажите о себе: откуда Вы родом, кто Ваши родители, кто научил Вас разбираться в чае... – под конец фразы он улыбнулся, встретив ответную улыбку.
- Вам действительно это интересно, Камуи-сан?..
- Интересно. Кроме того, мы с Вами должны спеть в дуэте, а знание о жизни друг друга поможет нам.
- Хорошо, - согласилась она.


Они сидели за барной стойкой друг напротив друга и говорили, говорили, говорили... Она рассказала ему о своём детстве, прошедшем в США, в Новой Англии... о бабушке, в честь которой её назвали Глэдис... (А Камуи думал, что это – просто красивый псевдоним)
- Бабушка Глэдис была настоящей англичанкой... – когда девушка говорила, перед её задумчивым взором будто проплывали яркие картинки прошлого.
- Он знала о приготовлении чая абсолютно всё... у неё была целая тетрадь рецептов, которая дошла до меня. К сожалению, я не застала её в живых – но когда я читаю её записи, она будто встаёт перед моими глазами... я слышу её голос... Когда мне бывает трудно что-то решить, я читаю записи бабушки Глэдис – и выход сразу находится...

Камуи слушал её, рассказывал сам... и не уставал удивляться. Как могло так получиться, что утром он ещё не знал Глэдис, а теперь у него ощущение, что они знакомы много лет.

- У тебя очень красивые песни, Камуи, - сказала она, - красивые и грустные.
- Ага, - усмехнулся он, - красивые песни грустного уродца.

У него внутри всё сжалось, когда он понял, какую глупость только что сморозил. Вообще, это должно было быть шуткой, но, сам того не желая, он выразил именно то, что ныло у него в душе: « У тебя есть другой, такой же европеец, как и ты. А кто я для тебя? Жалкий японец. Одним словом – урод».
- Ты не уродец, Камуи, - сказала она, ровно и прямо глядя ему в глаза.

Как бы ни хотелось ему усомниться в её искренности, обнаружить изъян, за который можно уцепиться, чтобы развенчать весь образ, он не мог в ней ничего такого найти.

- Как сказать по-японски «Камуи красивый»?- спросила Глэдис.
- Ai shite iru*, Kamui, - ответил он, секунду помедлив.

Глэдис вспыхнула и опустила глаза.
- Я знаю, что означает ai shite iru... – тихо проговорила она.

Камуи понял, что влип окончательно и бесповоротно. Наступила самая тягостная тишина из всех, случавшихся за этот вечер.

- Уже поздно, мне пора идти... – наконец произнесла Глэдис, поднимаясь на ноги.
- Я провожу тебя, - сказал Камуи.
- Не нужно, меня внизу ждёт водитель.

Они больше не смотрели друг на друга. Тишина звенела в ушах невыносимо больно.
Он клял себя последними словами за свою болтовню, несдержанность, эгоизм... Будь у него сейчас в руке пистолет, он, не задумываясь, приставил бы его к виску и нажал курок.

Они подошли к двери, ведущей из студии в коридор того здания, где она располагалась.
На пороге Глэдис внезапно обернулась, посмотрев ему в глаза.
- Ai shite iru, Kamui, - быстро произнесла она. В следующее мгновение Глэдис уже шагала скорым шагом по коридору, ведущему на улицу.

Гакт стоял, словно громом поражённый. Она любит его!..
А как же тогда её муж?.. Тим всё придумал?.. Вряд ли он стал бы. Значит, она...
Нет. Он чувствовал, что не может заподозрить её ни в чём. Не может не доверять ей. Если она сказала, что любит его... значит, это правда. А остальное уже не имеет значения.

Прошло немало времени, прежде чем Камуи Гакт добрался наконец до собственной постели. Он был уверен, что не сможет уснуть, но сон накрыл его целиком, едва только он сомкнул веки.
... Ему снилась бабушка Глэдис: с высоким пучком волос на затылке, знающая все-все рецепты чая, чьи глубокие морщины будто светились волшебным сиянием, когда она улыбалась.........
.
II

На другой день Камуи едва не опоздал к назначенному времени. Когда он вошёл в собственную студию, Тим, Саджи и Глэдис со своим неизменным телохранителем были уже в сборе. Он волновался не на шутку, поскольку не знал, как поведёт себя Глэдис после того, что произошло с ними. Более того, он даже не знал, как следует вести себя ему самому. Когда они были наедине, всё видилось простым и естественным; как только рядом появились посторонние люди, многое изменилось.
Внешне всё казалось прежним. Саджи суетился и раздавал распоряжения, Тим настраивал аппаратуру, секьюрити выглянул в окно, а затем с непроницаемым лицом уселся на диване. Гакт с видом чрезвычайной заинтересованности принялся рассматриваит наушники, и тут его окликнул негромкий голос Глэдис:
- Камуи-сан, а я вспомнила ещё одно японское слово, которое мне известно!..

Он поднял взгляд. Её глаза, ресницы, губы, все мельчайшие чёрточки лица излучали улыбку и непостижимый свет. Он ощутил, как невидимое тепло коснулось его лица.

- Интересно было бы услышать, что это за слово, Глэдис-сан.
- Ня!..* – сказала она и широко улыбнулась.
Остальные присутствующие на мгновение отвлеклись от своих дел и с любопытством взглянули на Камуи и Глэдис.
- Прекрасное слово!.. – рассмеялся Гакт, чувствуя, как тяжесть оставляет его, а за спиной будто вырастают крылья.
- Но только вы произносите несколько жёстко, Глэдис-сан, а мы, японцы, говорим мягче, вот так: Няаа...
- Няаа!.. – повторила Глэдис и рассмеялась вместе с Камуи.
- НЯА!.. НЯА – А – А!.. – услышали они тут же душераздирающие вопли за спиной, сопровождающиеся громким хохотом телохранителя Глэдис.
- НЯААА!.. – синхронно затянули Саджи и Тим.
У Глэдис от смеха слёзы выступили на глазах, даже Камуи, слыхавший от этих двоих ещё не такие «звуковые шедевры», не мог удержаться от искренней улыбки. Сложившаяся поначалу напряжённость была полностью разряжена.

Запись прошла прекрасно, выше всяких ожиданий. Камуи смотрел в глаза Глэдис, слышал её голос, мелодию песни и слияние их голосов в единую неповторимую гармонию. Он пел для неё и каким-то непостижимым образом чувствовал, что и она – поёт для него, ему, ради него.....

Время летело, как во сне. Саджи так вдохновился успешной записью песни, что тут же договорился о вечернем выступлении в клубе для Камуи и Глэдис. Он даже не дал им возможность отказаться, впрочем, они и не собирались отказываться.

В клубе собралось без малого две сотни человек, и все они жаждали услышать долгожданный дуэт. Камуи и Глэдис успели увидеться только перед самым выходом на сцену и обменяться короткими, но много выражающими взглядами. Стоя рядом с ней, он ощутил её волнение и дрожь. Толком не отдавая себе отчёта, Камуи взял Глэдис за руку – их пальцы сплелись. Так они вышли на сцену клуба и так простояли на протяжении всей песни перед двухсоттысячной толпой зрителей. Когда последние звуки мелодии смолкли, раздались бурные, продолжительные аплодисменты. Камуи показалось, что это была самая громкая овация за всю его карьеру. Он взглянул на Глэдис – её лицо раскраснелось от волнения и радости, а в уголках глаз замерли сверкающие слезинки. Она была прекрасна, как никогда.....

Всё это время Камуи ни разу не задумался, что скоро Глэдис должна будет уехать – обратно в Америку. А между тем Саджи объявил, что они улетают утром, на другой день после выступления в клубе.
Услышав это, Камуи ощутил, будто проваливается, падает куда-то... Куда-то, откуда нет возврата.
Он так хотел поговорить с Глэдис... и по её глазам видел, что она думает о том же. Но за весь вечер им ни разу не удалось остаться вдвоём: Саджи всё время тащил их куда-то, от одного столика к другому, с кем-то знакомил, предлагал попробовать какой-то новый коктейль, шутил и сам смеялся...
Должно быть, он всерьёз полагал, что отлично их развлекает и не даёт заскучать.

В ночь, предшествующую отлёту Глэдис, Камуи так и не сумел заснуть. Он смотрел на тёмное ночное небо и не мог прочесть там ответа, что делать дальше. За эти два дня Глэдис стала дорога ему как никто иной, и он не знал, как совладать с чувством грядущей потери. Да, он отлично понимал, что завтра потеряет её навсегда – ведь она будет слишком далеко и слишком несвободна.....
Рассвет нового дня ворвался в его окна неожиданно – но не принёс с собой и капли утешения, надежды, веры в лучшее... Все мечты и чаяния были похоронены под слоем неумолимой реальности.

Когда Камуи на своей машине примчался в аэропорт, маленький частный самолёт уже был готов ко взлёту. Он понимал, как следует поступить. И пусть это кажется правильным только сейчас, пусть потом обратится ошибкой – это больше не имеет значения. На сиденье рядом с ним лежал букет белых цветов.

Не обращая внимания на недовольные реплики Саджи, Гакт быстро взбежал по трапу. В салоне маленького самолёта он едва не столкнулся с Глэдис. Увидев в его руках цветы, она улыбнулась:
- Долго же я ждала тебя, Камуи...
Он порывисто обнял её и крепко прижал к себе. Аромат её волос был чем-то неповторимым, щемяще-нежным.
- Я знаю, что ты замужем... – прошептал он, - но это неважно, ведь я...
- Замужем?.. – она подняла голову и посмотрела ему в глаза, - уже нет. Мы с мужем давно разошлись, но не оформляли развод официально... не было повода, знаешь... Но два дня назад я позвонила ему и сказала, чтобы готовил бумаги...
Она не договорила. Он почувствовал, что силы оставляют его, и прислонился спиной к внутреннему борту маленького самолёта.
Они смотрели друг на друга – секунду, может, две.

- Так как будет по-японски «Камуи красивый»? – спросил он очень тихо.
Он не сразу понял, что происходит, когда она поцеловала его. – Ai shite iru, Kamui... – прошептала Глэдис через несколько долгих мгновений.

У входа показался силуэт Саджи – и тут же исчез, словно его ветром сдуло.

- ... Remember me, I’ll love you always..... – пропел ей Камуи строчку из их песни, и эти слова ещё долго звучали у него в голове, когда маленький самолёт разгонялся по взлётной полосе, поднимался в небо и пропадал едва различимой тёмной точкой на горизонте.

Всё будет хорошо. Всё должно быть так – а как же иначе?.. Глэдис вернётся домой, и вскоре он прилетит к ней. Они снова будут вместе... Они больше никогда не расстанутся...



В нашем безумном мире, полном жестокости, трусости и самодовольства – так важно сохранить в себе частичку тепла, кусочек маленького солнца, согревающего душу. Пусть это будет несуществующее, придуманное лишь нами солнце – но пусть оно просто будет...

Пусть это будет всегда, до тех пор, пока последний человек в этом мире не потеряет способность мечтать.

16.09 – 18.09. / 2008г

Fabiana Walles


* Ai shite iru- Я тебя люблю (яп.)
* Ня – мяу (яп.)




Dedicated to: Stainless Raven

OST:
1. K. Gackt “Love Song”
2. K. Gackt “Story”
3. K. Gackt “Ai shite iru”
4. Hitomi “Innocence”
5. A. Hamasaki “No Way To Say”
6. A. Hamasaki “End Roll


19:02 

Хвост

...что там, выше крыш?... (с)
Посвящается Харуки Мураками


Его друзья смеялись и говорили, что с хвостом надо что-то делать. Но все знали, что это лишь выражение одобрения.

- Не надо, - сказал он и посмотрел на меня с улыбкой.
- Хороший хвост, жалко.


Я сидела на подоконнике, натянув протёршийся свитер на охваченные голубыми джинсами колени. Ловила на ладонь пролетавшие в темноте снежинки.
- К тому же, если отрезать тебе хвост, ты истечёшь кровью и умрёшь! – громко сказал кто-то, и все расхохотались.

Стаканы на столе желтовато отражали электрический свет. И возле меня на подоконнике стоял стакан. В стекле открытой наружу рамы отражалось моё лицо. И я сидела на подоконнике – прямо на границе между двумя мирами.

***

Утром ушли последние гости. Я сложила в раковину посуду и прогнала его спать. Ему сегодня в ночную смену.
Он назвал себя Ленивым Эксплуататором.
Я сказала, что он гораздо хуже. Он – Ленивый Суслик.
Он засмеялся и сказал, что я – Упрямый Лохматый Хвост.

Мы обнялись, и я вытолкала его из кухни. Через две минуты он уже спал, а я а глянула на себя в зеркало. Вечно он врёт. Совсем я не лохматая.

***

Однажды я пришла и стала сидеть возле них. С книжкой на коленях, или расчерчивая носками кроссовок мягкий песок, или просто без дела пялясь на проплывавшие облака.
Его друзья быстро привыкли ко мне. Он же долго донимал вопросами – кто я, зачем, почему.


- Ты что теперь, мой хвост? – однажды брякнул он.
- Угу.
- И ты всегда будешь там, где я?
- Ага.

Мне было девять, ему шестнадцать.

***

Весной мы шли по пустынной дороге, пинали по очереди старую консервную банку и смеялись. Светило апрельское солнце, так хорошо. В детстве я была молчаливой, но смеяться любила всегда.

- Мне кажется, что ты – моя младшая сестра, - сказал он.
- Хвост, - веско и непреклонно заявила я после секундной паузы.

Поразмыслив некоторое время, он со мной согласился.

***

Я часто приходила к нему домой. Иногда – когда его самого там не было. Тогда я читала свои или его книжки. Или разговаривала с его матерью. Или просто лежала, свернувшись калачиком. Лежала на его диване, застеленном синим клетчатым пледом.

Потом он приходил, рассказывал что-нибудь, а я слушала. Иногда он был вместе с друзьями. Если я приносила собой тетрадки и учебники, они заглядывали в них. И всегда завидовали, что у меня такие маленькие и лёгкие домашние задания. После ужина я шла домой.

Все знали, что я – его хвост, и никого это не напрягало.

Кроме моей матери.

Она не понимала, зачем-одиннадцатилетняя-девочка-ходит-в-гости-к-восемнадцатилетнему-мальчику-и-что-этот-мальчик-находит-в-общении-с-этой-девочкой.

Если честно, я бы такую задачку тоже не объяснила.
Но вот человек – а вот хвост. Человеку без хвоста … Может, и можно обойтись. Но уже как-то сложно.
А хвост … он сам по себе не бывает. Только чей-то…

Это было всем понятно. Но не ей. И она пошла к его матери. И долго что-то говорила.
Наверное, это было очень глупо.
Наверное, ей просто не нравился он. Или вся его семья.
Наверное, его мать тоже так подумала.
Поэтому она молча выслушала. И ответила всего одной фразой.

– Если Вы не знаете свою дочь, это Ваши проблемы. Я знаю – своего сына.

Она сказала это обычным и спокойным голосом. Моя мать не знала, как начать скандал. И ушла.

Она больше не запрещала мне приходить к нему и оставаться ночевать. Она стала молчаливой – как я в детстве.

А мне через несколько месяцев исполнилось двенадцать.

Я полюбила нескончаемые споры о жизни, долгие прогулки по городским улицам, бесконечные разговоры в темноте – но не разлюбила читать. Мы оба – не разлюбили.

***

Когда мы первый раз читали «Бойцовский клуб», то чуть сами не подрались.
Мне было четырнадцать. Ему – двадцать один.
У нас было две закладки в разных местах – и одна книжка.
Читая, мы норовили вырвать её друг у друга.

***

Однажды его бросила девушка.
Он много курил, много молчал и всё время сидел на одном месте. Там, где всегда можно было посмотреть в окно.

Иногда я подходила к нему, и мы смотрели вдвоём. Я обнимала его за плечи, и мы могли сидеть так очень долго.

Будь я его другом, ему быстро надоело бы, что кто-то постоянно шатается рядом.
Иногда человеку лучше побыть одному. Ни с кем не общаться. Иначе можно только поссориться. Со всеми. Потому что им нужно внимание. Чтобы их выслушали, поговорили с ними.
А когда тебе хочется просто смотреть в окно и курить – вряд ли из тебя получится хороший собеседник.


Будь я его сестрой, возлюбленной или другом, мы бы всегда ругались.
Но я была его хвост, и мы просто сидели в комнате и слушали, как время перекатывается от одной песни к другой. Как оно шуршит по волнам радиоприёмника. Как оно тихо перетекает из одного периода жизни в другой.
А мы просто ждали, когда старый закончится и наступит новый.

***


Он купил кошку, но она почти всегда живёт у меня, потому что его часто нет дома.
Когда он в отъезде, я иногда прихожу в его квартиру. Открываю дверь своим ключом и сижу там одна. Распахнув окно и не зажигая электрический свет.

Он сейчас далеко, и я знаю, что у него там возникает порой странное чувство. Что чего-то не хватает.

Я никогда не ощущаю себя лишней рядом с ним. И он никогда не думает, что мне пора уйти.
Я просто здесь есть …

Мы говорим о чём-то.
Иногда спорим.
Иногда ссоримся.
Иногда шутим.
Иногда молчим.

Или просто сидим в разных концах комнаты. Занятые каждый своим делом.

Сейчас он далеко. Но когда-нибудь он вернётся, и здесь по-прежнему буду я. Его хвост.
Наши жизни разные, и они не связаны друг с другом. Просто текут очень близко. И всегда параллельно. Так получилось.
Когда бы он ни поднял голову или ни обернулся через плечо, он всегда может увидеть меня.
Свой хвост.




Fabiana Walles 03.11.09

19:04 

...что там, выше крыш?... (с)
17:57 

Навсегда Твой Лес...

...что там, выше крыш?... (с)
...Синими реками, далёкими морями –
Неси, неси мои слова,
А я пойду не с вами ...
... Поднимай паруса,
покидай свой лес ...
Навсегда твой лес ...
Lumen



Дробный стук электрички. Я окидываю быстрым взглядом две жёлтые скамейки - ничего не забыли? - и выхожу в узкий тамбур, отодвинув в сторону скрипучую дверь. Едкий запах табака и густой сизый туман ... как же я рада этому!..

- Дымом пришла дышать? - говоришь ты (в душе, впрочем, понимая, что выпроводить меня не удастся).

Я прислоняюсь спиной к стенке маленького, холодного, стучащего тамбура, пропитанного дымом ваших сигарет.
- Лучше я буду дышать дымом с вами, чем свежим воздухом без вас! - заявляю я, офигев от собственного красноречия.

Вы смеётесь. Я с улыбкой оглядываю ваши физиономии, такие знакомые и родные. И у меня в жизни не хватит слов, чтобы передать, как вы все мне дороги. Без вас я была одинока и мало кому нужна - вряд ли мне когда-нибудь предстоит об этом забыть. Вы - мои друзья, а ты - мой брат.

************************************************************************************************
Я смотрю в узкое окошко дымного тамбура и вижу красноватое утреннее солнце, обнимающее снежный и туманный горизонт. Сколько сейчас- около девяти? Дёрнул же нас чёрт полезть в эту электричку, чтобы проехать с десяток станций через снежное утреннее безмолвие. За окошком почти ничего не видно, только иногда мелькают белые поля с рыжими пятнами старой травы... и красная полоска размытого горизонта. А ведь могли сейчас спокойно спать в автобусе!.. Снова обвожу вас всех взглядом - и ни о чём не жалею.

- Чёрт меня дёрнул поехать с вами!.. - я смеюсь и отгоняю рукой вездесущие завитки сигаретного дыма.

Я не держала сигарету в руках лет с двенадцати - с первого и последнего раза, но я вечный пассивный курильщик - в компании тех, с кем хочу быть.
Кстати, о сигаретах. Очень интересная история получается... Я знаю парня, который курит абсолютно то же, что и мой брат, - но дым у него такой вонючий, противный, что хочется закрыться с головой и убежать подальше. И сам он такой же... вонь, а не человек.
Знаешь, после наших недавних посиделок у меня так одежда табаком пропиталась, что все преподы на другой день странно косились в мою сторону... А я не жалею: это какой-то другой дым, он перемешался с разговорами, музыкой, смехом, улыбками и просто взглядами в глаза...он связан с низкой лампой над столом, бросающей жёлтые отсветы на наши лица, и со всем видом кухни, на которой мы просидели всю ту долгую зимнюю ночь...
Будни носятся, пытаясь подмять под себя то, что ещё осталось, и снова разлучают нас друг с другом... Но я чувствую знакомый запах сигаретного дыма и вспоминаю о тех, кто мне дорог больше всего на свете.
Ведь что бы ты ни вдохнул в себя, выдыхаешь ты всегда свою истинную сущность...

************************************************************************************************

Глядя в маленькое окошко и слушая перестук колёс, я мечтаю о мире без границ, без условностей и без страшных тайн. Мы многого не знаем - того, о чём узнать боимся, и того, что от нас скрывают. Мы часто не понимаем вещей, которые очень просты, и людей, которые каждый день смотрят нам в глаза.
А что будет завтра?... Вдруг появится четвёртая сила и отбросит нас всех друг от друга в разные стороны, вдруг отнимет у нас самое важное, вдруг сломает нас, как спички?...

- Да, да, знаю: ужас перед тем, что ещё не случилось. Меня саму уже достало это липкое чувство...

- Если тебя достали - просто залезь повыше!..

Мы говорим и смеёмся, смотрим друг на друга, и в глазах у всех читается одно и то же: какие мы психи, психи, псиихи...
И никто нам не поможет: ни земля, ни небо, ни даже ночные бесплатные разговоры от Билайн...

В голове всё перемешивается: память и мысли сегодняшние, ответы на вопросы, придумки, вопросы без ответов...

Электрички!.. С детства я вас возненавидела - за ваш грохот, холод и долгие, бесконечные пути следования... За то, что увозили меня с утра пораньше, не спрашивая согласия, не спрашивая, чего хочу - я .
За то, что увезли однажды - из города, в котором всегда половина моего сердца будет заперта...
Электрички, как много с вами стало связано в последнее время - даже не думала, что так получится.

************************************************************************************************

... А помнишь, как я хотела сбежать?.. Было так же снежно и холодно, как сейчас, я сидела у замёршего окна и, закусив губу, чтобы не зареветь, смотрела, как по перрону туда-сюда спешат люди, как высится над ними старое здание вокзала... Все они торопились - кто спешил занять место в своём вагоне, кто с вещами направлялся к автобусной остановке... Но объединяло этих людей одно - всех их кто-то ждал. Там, в недрах города, или дальше по железнодорожной ветке - у каждого из этих людей была своя причина ехать, у каждого был кто-то... который... Я поняла, что сижу перед замёрзшим стеклом, выцарапываю во льду круглое оконце - и рыдаю в голос, как последняя дура!...

Что там дальше, что я хотела найти?.. Каждый город - лишь точка на карте, каждый со своими дорогами, рыхлым грязным снегом под колёсами бесконечных машин, со своим небом неестественного оттенка, дымящими трубами заводов, нависающими в зимней тишине громадами серых высоток, неодушевлёнными людьми и гопниками в тёмных дворах...
Куда мне ехать, ведь повсюду одно и то же... и повсюду меня никто не ждёт.

Через маленькое окошко в ледяной корке я увидела перрон, а на перроне - тебя, ты напряжённо всматривался в толпу, а потом пошёл дальше - в противоположную сторону.. У меня отлегло от сердца - и застряло комком в горле. Я даже не могла больше плакать. Улеглась на жёсткую лавочку, положив рюкзак с вещами под голову. Только тогда заметила, что в вагоне я не одна - незнакомые люди смотрят на меня со смесью удивления и опаски: наверное, сомневаются, кого вызвать - 03 или сразу психушку.

Но на этом их впечатления не закончились, потому что, едва поезд тронулся с места и за окнами потянулись железнодорожные строения, дверь с шумом отъехала в сторону и в вагон ворвался ты.

Не помню, что ты кричал тогда. Может, нёс какую-то околесицу, о которой сам сейчас не вспомнишь. От неожиданности я села и отпустила лямки рюкзака - а ты сразу же вырвал его у меня из рук и надел себе на плечо.
Помню, как жутко я разозлилась - ненавижу, когда мне указывают, когда решают за меня и делают что-то, как будто я здесь ни при чём!

Может быть, единственный раз в жизни мы так громко и упорно орали друг на друга, стараясь переплюнуть один другого, переплюнуть своё упрямство и свою обиду на всё, что не получается, - а потом ты просто меня обнял, прижал к себе, как неугомонного ребёнка.
Я и сама почувствовала себя такой - маленькой глупой дурочкой, когда уткнулась носом в твою холодную, пахнущую сигаретами куртку, когда услышала под курткой биение твоего сердца - быстрыми толчками, как будто вечно несётся вперёд за тем, что не может догнать...
Ты пробежал через все вагоны в поисках меня, и мне стало стыдно - но сейчас я вижу, что и это не самое главное.

Что-то было над всем этим: над картами, рельсами, городами, домами, мусором, дымом, над всем, что ожидает нас завтра или не ожидает... Все места на этом свете одинаковые, если нас там никто не ждёт. Ничто не будет дороже города, где живут люди, которые тебя понимают. Лучше я буду дышать с вами дымом, чем чистым воздухом без вас.

... Казалось, всё это длилось так долго, а поезд тем временем лишь подъезжал в следующей станции. Одной рукой придерживая мой несчастный рюкзак, ты потянул меня в выходу. Пассажиры вагона провожали нас заинтересованными взглядами: очевидно, решили, что стали свидетелями ссоры влюблённой парочки. Да просто мы с тобой похожи на родственников не больше, чем Чёрт-те-что на Сбоку Бантик, но что тут теперь поделаешь?... Зато этим людям разговоров до самой конечной хватит....

************************************************************************************************
... Мы с тобой дружно топаем вдоль рельсов в обратном направлении. Ты по-прежнему несёшь мой рюкзак, словно боишься, что я убегу вместе с ним за следующим поездом. Какой ты глупый, мой арай, ты ещё не знаешь, что я никуда не денусь, я буду тебе верить всегда-всегда и не превращусь больше в причину страха и боли. Я сама разорву в мелкие клочки любого, кто посмеет тебя обидеть...

Конечно, эти слова мною не произнесены, я просто иду рядом и смотрю на тебя - а ты глядишь вперёд, в дальние белые дали, и тянешь меня за собой.
Мобильник звонит - ты останавливаешься, не отпуская моей руки.
- Алло? Да, нашёл, всё нормально!.. Нет, мы на следующей вышли, минут через 20 придём. Ждите нас там. Пока.

Некоторое время мы стоим и молча смотрим друг на друга - два психа посреди безлюдья и снега...

- Нас потеряли, - наконец произносишь ты.
- Это хорошо, - отвечаю я, - значит, мы у кого-то были.

************************************************************************************************

Электричка уехала, оставив нас там, где мы хотели быть. Мы пошли дальше, ты нёс мой рюкзак, я думала о том, как странно всё напоминает тот первый день, когда я впервые приехала в этот город. Ты и не догадываешься, мой арай, сколько раз уже спасал мне жизнь.
И что сегодня ты сделал это снова.

А что я ?... Я поделилась с тобой перчаткой - зима всё-таки, а ты свои дома оставил... Знаешь, у меня до сих пор одна чуть больше другой - и я ничего с этим делать не буду. Так что, ребята, если кому понадобится в меру тёплая, в меру растянутая чёрная перчатка - обращайтесь...

************************************************************************************************

Послушай, а ты знал, что счастье - это такая сложная загогулина голове?... Вроде ничего и не происходит - а ты счастлив, как никогда...

Первый день нового года... или не совсем день... Ночь. Почти три часа ночи. Шум праздника плавно стихает, и жизнь за окном впадает в мёртвый сон.
Я притаилась в углу на диванчике и впала в забытье. Сил нет, даже чтобы пошевелиться, алкоголь наконец добрался
до головы и треснул хорошенько. То ли ещё будет... завтра, когда проснусь.

Проваливаясь в сон, я чувствую, как кто-то подходит ко мне, слышу далёкий, неразличимый отзвук голосов. Кто-то укрывает меня пледом, целует в макушку и тихонько уходит, чтобы не разбудить.
Эх, меня теперь из пушки не разбудишь...

Зато утром я всегда первая просыпаюсь. Тихо брожу по сонной квартире, морально готовлюсь к встрече с Зеркальным Монстром... Но не встречаюсь: почему-то не могу найти ни одного зеркала... Кажется, среди нас вчера был кто-то очень добрый и очень предусмотрительный.

Мои друзья спят вповалку, и я с трудом смогла узнать среди них собственного брата. Вы сейчас такие одинаковые, с одинаково смешными рожицами... А видел бы ты меня, свою тенэй!... Как хорошо, что я сама себя не вижу...

Я ухожу на кухню, споласкиваю под краном один из стаканов и ставлю на стол. Долго смотрю, как утреннее солнце, первое солнце нового года, играет бликами на его стеклянных боках, на крошечных капельках воды...

... И тут, знаешь, я понимаю, что - так счастлива!.. Я просто чувствую, как ощущение счастья наполняет всё моё существо, как будто оно проникло внутрь с первыми лучами солнца, отразившись от оконного стекла и капель воды на стенках стакана...

Я замираю, боясь пошевелиться и боясь дышать. Я думаю: люди часто говорят, что сложно быть счастливым, долго приходится ждать, но так вот же....

************************************************************************************************
Я не хочу жить долго там, где никто не понимает меня. Не хочу радости, которой не с кем поделиться, не хочу писать стихов, которых никто не прочтёт. Не хочу счастья и безопасности, когда кто-то другой в беде…
Лучше я буду дышать с вами дымом, чем чистым воздухом без вас.





F. Walles ночь 02 - 03. 01. 2009

17:59 

...что там, выше крыш?... (с)
Fabiana Walles October, 4

Я хочу жить с тобой в самом красивом доме на свете. Хочу, чтобы тёплое солнце освещало верхушки деревьев, чтобы осень посыпала дорожки золотистой листвой, шуршащей под ногами …
Хочу, чтобы у нас была рыжая кошка с маленькими разноцветными смешными котятами.
Хочу, чтобы дом, в котором мы живём, был не похож ни на что другое. Чтобы туда всегда хотелось возвращаться вечером…
Я хочу видеть твоё лицо, просыпаясь утром. Хочу знать, чувствовать – ты рядом. И не исчезнешь. Я хочу верить в тебя.
Я хочу, чтобы в нашем доме стояло фортепиано, чтобы сидеть на подоконнике, смотреть на закатное небо и слушать, как ты играешь… Хочу, чтобы в нашем доме звучала музыка, которую мы любим, хочу, чтобы были друзья – и посиделки на кухне до полночи, и после полуночи. Хочу, чтобы нам было хорошо с ними, и так же хорошо – слушать тишину вдвоём.
Хочу, чтобы мы смеялись над шутками друзей, чтобы было, как всегда, ненормально весело, и чтобы кто-нибудь обещал основать психбольницу и поместить нас всех туда… Хочу, чтобы мы с тобой прикалывались друг над другом – мол, что ты тут делаешь, который год тебя выгнать не могу … а потом, под общий смех, встречались взглядами … Хочу вместе с тобой придумывать другой, только наш смысл словам. И чтобы этот особенный смысл знали лишь ты и я…
Хочу, чтобы появилось много-много наших фотографий.
Хочу вместе с тобой перебирать разноцветные картинки прошлого, хочу вместе с тобой пропускать золотистый песок времени сквозь пальцы, хочу вместе с тобой загадывать то, что ещё не сбылось …
Я хочу дать тебе повод поверить в меня. Для тебя я хочу быть.
Я хочу быть лучше … Я хочу быть с тобой!..

18:01 

We could have it all…

...что там, выше крыш?... (с)

Рассказ о любви, о времени – а ещё о том, как мы растрачиваем и теряем и то, и другое.


- Слушай, имей совесть! Уже полшестого, здесь никого не осталось, кроме нас… ты домой не хочешь?..
- Хочу. Но и тебя я сегодня без зачёта не выпущу, так и знай. Ты решила задачу?
- Ну хватит уже, я домой хочу, ну отпусти меня, будь человеком! Неужели тебе жалко зачёта для старинной знакомой?
- В том-то и дело, что не жалко, и декан об этом прекрасно осведомлён. Так что ты у меня будешь знать всё досконально, чтобы никто не смог придраться к качеству твоих знаний.
Решай!
- Смерти моей хочешь?..
- Ничего, выживешь. Проверь вот эту формулу…
- А Вам домой к жене случайно не нужно, дорогой товарищ преподаватель?
- Отставить разговорчики, товарищ студентка. Между прочим, S. мне пока ещё не жена.
- Ой, да ладно, сколько вы уже вместе живёте - три года?
- Два с половиной. Свадьба будет в сентябре.
- А чего так долго-то? Ты же говорил, у неё мать в ЗАГСе работает. Она вам не поможет, чтобы побыстрее?
- Помогла. Но летом у них сезон, так что она нашла нам дату – двадцать седьмого.
Но S. не хочет в мае…так и не смог её убедить. Знаешь, это вроде приметы: «Выйдешь замуж в мае – весь век будешь маяться»…
- Ха! Можно подумать, другие месяцы года гарантируют счастливую семейную жизнь!
Однако, фраза «весь век» даёт некоторые надежды хотя бы на продолжительное супружество…
- …Даже если будешь маяться? Ну, ты – в своём репертуаре!..
- А что? Не всем близки милые семейные ценности вроде штампа в паспорте, полного дома детишек и собачки у камина. …И, кстати, настоящая любовь не имеет ничего общего ни с браком, ни с так называемыми «серьёзными отношениями».
- Хм. По такой логике, мои долгие отношения с S. – лишь иллюзия любви, а твои…
- А мои отношения, самые долгие из которых не длились больше полугода… - на минуту она замолчала, собираясь с мыслями, - нет, я совсем про другое. Совсем про другое.


Ветки яблони заглядывали в открытое окно, аромат их цветов проникал во все уголки, пропитывал все предметы… Аудитория, где они сидели, имела высокий сводчатый потолок, у дальней стены стояло чёрное пианино. Она перевела взгляд, и на долю секунды ей почудилось, будто они находятся в церкви… Непонятно, откуда возникло это ощущение.
Быстро темнело. Конец весны, но ещё не лето, с его короткими ночами и продолжительными днями. Май. Безвременье.


- Знаешь… - продолжила она после паузы, - а ты действительно… то есть, я хочу сказать, ты уверен в том, что любишь свою S.? И что всё не кончится, когда вы поженитесь?..
- Я люблю её… Честно говоря, я сам не думал, что всё у нас так получится. Не думал, что смогу… снова… Он внезапно переменил тон:
- Однако, мы с тобой ушли в тему, далёкую от твоего зачёта. Смотри, стало совсем темно, нужно зажечь свет.
Он поднялся со своего стула и направился к выключателю.
- Не надо света! – неожиданно громко произнесла она. Теперь они оба стояли посреди аудитории, объятые майскими сумерками.
- К чёрту задачи, - грубоватые слова звучали в её устах странно, - объяснишь мне завтра, всё равно я уже ничего не понимаю. Давай просто поговорим. Я хочу поговорить.
- Полчаса назад ты отправляла меня домой, - мягко заметил он, - о чём же ты хочешь поговорить?
- О настоящей любви.
- Той самой, что без брака и без отношений?.. – невозможно было понять, присутствует в его голосе ирония, или нет.

Заглянув ему в лицо, она увидела там задумчивое внимание. Лишь он один так умел.
Она снова поймала себя на мысли, что не знает наверняка, кого он в ней видит: человека младше себя на десять лет, или равную?

- А что у тебя с твоим D.? – спросил он после некоторой паузы, - мне казалось, у вас было всё хорошо… почему вы расстались?..
- Не надо про D. Для меня это больше не важно, правда… Мы с ним часто ссорились, и после очередной ссоры мы просто… не помирились, вот и всё. Трудно было только первые несколько дней, нужно было удержаться и не звонить ему. А в остальном… не хочу больше таких отношений.
- Ты любила D.?
- Не знаю. Не могу сказать, чтобы у меня к нему была та самая любовь, из-за которой совершают безумства… ты же понимаешь, о чём я, да?.. Но чувство привязанности, нежности у меня к нему было…
- Может быть, это и есть самое лучшее, кто знает?
- И всё-таки я непроходимая эгоистка.
- И всё-таки ты просто боишься.

Если бы кто-то другой упрекнул её в трусости или слабоволии, она бы дико разозлилась.
Но сейчас она просто покачала головой в ответ на его слова.

- Я люблю одного человека. С тринадцати лет. Он ничего не знает, и я ему не нужна.
Это грустная история. Даже сейчас я понимаю, что вряд ли когда-нибудь его разлюблю, несмотря на то, что знаю о нём многие вещи, и он уже не стоит на воображаемом пьедестале, как было, скажем, в мои четырнадцать – пятнадцать.
- А ты уверена в том, что это не навязчивая идея, которую ты годами принимаешь за истинную любовь? Из-за этого ты стоишь на одном месте, и что-то реальное, действительно реальное, проходит мимо тебя?
- Я тоже думала об этом… Но, знаешь, если бы это была очередная глупость, я бы догадалась. Мне теперь проще их различать…

Она по привычке скользнула руками по бокам, ища несуществующие карманы. Эх, зачем ей понадобилось одевать сегодня нелепую юбку вместо удобно-привычных джинсов?
Она усмехнулась – то ли своей рассеянности, то ли всплывшей в голове мысли:

- … А помнишь, какое смертоубийство было тогда из-за этого, из чата, три года назад? Тогда казалось, весь мир перевернётся оттого, что мы расстались, что я умру без него –
и так далее, и тому подобное… Ха.

Она снова усмехнулась. В её глазах одновременно с жёсткостью было что-то горькое.

- А почему ты уверена, что сейчас не заблуждаешься так же, как и тогда? Как ты теперь можешь определить, где любовь, а где твоё собственное наваждение?

Она задумалась.

- Не знаю. Это действительно трудно. Когда встречаешься с человеком потому, что он напоминает тебе кого-то другого, а потом расстаёшься из-за того, что он перестал этого, другого, напоминать… наверное, это и правда похоже на болезнь. Но только…

Она замолчала, почувствовав, как у неё перехватило дыхание и что она больше не может произнести ни слова. Наступила тишина.
С улицы веяло вечерним холодком. Она поёжилась. Увидев это, он подошёл к окну и закрыл его на щеколду. Яблоня осталась снаружи.

- Почему ты не скажешь ему обо всём?..- когда он говорил это, она уже не могла различить его лица. В комнате стало совсем темно.

- Я же сказала: я ему не нужна.

Она грустно улыбнулась – скорее, самой себе, потому что выражения её лица в темноте всё равно не было видно.

- Странно немного… когда-то я Бог знает о чём думала, мечтала, представляла то, чего быть не могло, и что, конечно, так и не случилось.

Она смотрела в окно, где яблоневые ветви слегка качались от ветра. Свет фонаря позади выделял их контуры. Без дневного света ветки казались чёрными.

- Зато я столько раз целовалась у него на глазах с другими и делала всё возможное, чтобы он узнавал о моих романах…
Её голос стал на полтона тише, впрочем, вряд ли это можно было уловить:
- Не могу сказать, что он плохо ко мне относится, но я не удивлюсь, если в глубине души он считает меня шлюхой.

Её лицо исказилось циничной усмешкой. Непонятно, как и что он мог уловить в почти абсолютной темноте - но это на секунду заставило его ощутить приступ необъяснимого ужаса и отвращения.

- Вот история моей великой любви,- произнесла она после некоторой паузы, мысленно радуясь тому, что свет так и не был зажжён.

Странное мгновение кончилось, и он уже совладал с самим собой. Его снова охватило желание спросить у неё одну вещь.

- Ты часто о нём думаешь?
- Проще спросить, как часто я о нём не думаю. Только вот, знаешь, порой я чувствую себя очень глупо, когда понимаю, что причина того, что я сейчас испытываю, - банальный недостаток йода в организме




«… Что мне для тебя сделать?..» - подумал он.

« Ничего не нужно.»

« Ты не знаешь, но тогда… одно твоё слово могло всё изменить.»

« Я могла сказать тебе гораздо больше, чем одно слово… если бы ты только хотел его услышать…»


Ветки яблони гнулись под порывами ветра, ударялись, скреблись об оконное стекло, тщетно пытаясь попасть внутрь. Старые рамы были плотно заперты. Чтобы их открыть, понадобится сила, которой у веток яблони не было.
Уже не было.

29.05 – 30.05.2008



P.S.
« Ты не помнишь меня?
А жаль...
Я в ладонях твоих растаю,
А за синей пьянящей далью
Умирает моя печаль.
Ты не помнишь меня?
А жаль...
Этот вальс был не мной написан,
Его пели горные выси,
Одевая меня в хрусталь.
Ты не помнишь меня?
Пускай...
Я твой смех услыхал от ветра
И неслышным и незаметным
Я пришел в твой цветущий май.
Ты не помнишь меня?
Ну что ж...
Привыкаю быть опоздавшим.
Мы не пили из свадебной чаши,
И меня ты, конечно, не ждешь.
Ты не помнишь меня?
Прощай...
В моих масках так много улыбок...
Мы наделали столько ошибок...
Я покину твой сказочный край. »




18:03 

Когда уходит свет…

...что там, выше крыш?... (с)
Мы те, кто мы есть.




Вечером в понедельник толпа людей двигалась по Гиндзе особенно медленно. Серая масса безликих прохожих, одетая в одинаковые грязно-коричневые плащи, вяло плелась по центральной улице Токио. Трудно, а вернее - почти невозможно отыскать среди них хоть кого-нибудь. Но девушка лет 15-ти, пронзительные голубые глаза которой широким лучом рассекли пустой мир толпы, уже нашла того, кого искала столько дней... Это была та, чьё лицо, наполовину скрытое капюшоном, носило буднично-равнодушное выражение, которое как нельзя лучше подходило к серо-зелёному цвету её кожи. Но больше всего пугали глаза... Когда-то в них сияла мечта, а сейчас это был взгляд старого, больного человека. «Куда я иду? И зачем?» - безмолвно вопрошал этот взгляд.
Лучиэнь настойчиво пробиралась через толпу; понуро бредущая девушка была уже совсем близко.
-Здравствуй, Фаби...- робко произнесла Лучиэнь.
-Ты что, следила за мной?! – злобно огрызнулась та, резко вскинув голову.
Лучиэнь отшатнулась.
-Извини, если что не так...- пробормотала она, - но, по-моему, нам нужно поговорить... Мне так кажется...
-А мне не кажется! Уйди с дороги! - оттолкнув Лучиэнь, Фабиана молниеносно скрылась в ближайшем переулке. И куда только подевалась её медлительность! Голубые глаза наполнились слезами. Лучиэнь знала, что ничего не добъётся. Но нужно же было хотя бы попытаться?.. И она побежала следом за Фабианой.



Неожиданно пошёл снег, припорашивая узкие дорожки сквера,уже затронутые осенней слякотью...Летящие с высоты снежинки поначалу казались мягкими и пушистыми, но едва они касались кожи, как тут же впивались в неё ледяными шипами. Лучиэнь поёжилась, и тут ей невольно пришло в голову,что эти холодные ледяные кристаллики очень похожи на людей: на первый взгляд они искренни, доброжелательны, а потом...
Сквозь чернеющие в вечернем воздухе ветви деревьев Фабиана давно заметила Лучиэнь, неотступно следующую за ней, и свернула на боковую дорожку, ускорив шаг. Лучиэнь направилась следом, тоже слегка убыстрив темп ходьбы. Она явно не собиралась сдаваться.
Фабиана сама не отдавала себе отчёта в том, почему так упорно избегает Лучиэнь. Ей уже не стоило бояться этих душещипательных бесед – после того, как полгода назад она сказала им со Стэйном, что больше не хочет иметь с ними ничего общего. Теперь всё кончено.
Но Лучиэнь, по-видимому, считала иначе. Она не сбавляла шага, а вскоре и вовсе набралась решимости и окликнула девушку вновь.
-Ну что ты ходишь за мной по пятам!? – вскричала та, резко обернувшись.
Лучиэнь подбежала к ней: - Нам всё-таки нужно поговорить!..
Фабиана сложила руки на груди.
-Хорошо, я слушаю. Только побыстрее, пожалуйста, у меня мало времени.
-Я не отниму его у тебя много... Знаешь, давай лучше пройдёмся... В конце этого сквера есть незамерзающее озеро. Мне хочется побывать там... если ты не против, конечно.
Фабиана снисходительно кивнула. Они пошли дальше, держась на некотором расстоянии друг от друга.
Впереди показалось небольшое озерцо, окружённое тёмными камнями. Фабиана заметила, что все снежинки, садившиеся на них, тут же таяли.
-Здесь протекает подземный горячий источник, - словно прочла её мысли Лучиэнь, - поэтому камни тёплые, а озеро не покрывается льдом... Вот если бы чувства людей имели такой потайной источник...
Фабиана сделала вид, что не замечает устремлённого на неё многозначительного взгляда.
-О чём ты хотела поговорить? – спросила она, теребя пуговицу своего плаща. Её внезапно охватило какое-то нервное возбуждение, которое ей плохо удавалось скрыть.
-Знаешь,Фабиана, - зазвучал в наступившей тишине голос Лучиэнь, - я по-прежнему не верю, что тебе действительно всё равно...И Стэйн не верил, даже в последнюю минуту жизни...Он всё ждал, что ты придёшь...Его последние слова были о тебе... – Лучиэнь запнулась, - ...Стэйн просил поговорить с тобой...
-Считай, что ты исполнила его предсмертную волю! – фыркнула Фабиана, - теперь ты мне разрешишь идти?
-Как ты можешь!?! Это же твой брат!!! – вскричала Лучиэнь, в порыве бешеной ярости вцепившись в её плечи. Фабиана с хладнокровным выражением лица освободилась от пальцев девушки.
-Мне надоело слушать эти бредни, Лучиэнь Мэллон. Тебе, похоже, уже нужна помощь психиатра, а я не по этой части. Повторяю ещё раз, и запомни : мы родились в разных семьях и никак не можем быть родственниками. Мы с тобой познакомились на экзамене в университет, а Стэйна потом встретили на концерте. Не было у нас никакого отца-короля и матери-эльфийки. Не было, запомни! И я вам обоим уже говорила, что не собираюсь больше участвовать в этом коллективном помешательстве! А будешь и дальше меня преследовать - я сообщу в полицию, поняла!? – последние слова Фабиана практически кричала.
-Значит, ты утверждаешь, что я не эльф?.. – спокойно спросила Лучиэнь, в то время как уши её на глазах вытянулись и заострились...
-Надень шапку – сюда идут дети...- тихо сказала Фабиана и медленно побрела вдоль берега озера. Уединённое место огласилось смехом ребятишек: они, удобно устроившись на тёплых камнях, затеяли весёлую игру.
-Они так беззаботны и легкомысленны... Мы не были такими в этом возрасте...- подала голос Лучиэнь.
-Наше детство несколько отличалось, - нехотя ответила Фабиана.
-Значит, ты всё-таки помнишь?..
Девушка молчала. Она знала, что эльфийка сильно рискует, представая перед ней в своём настоящем облике. Рыскавшие то тут, то там орки могли учуять её... Зачем Лучиэнь всё это?..
-Видишь там, на соседней аллее, старика?.. – неожиданно прервала та её мысли, - он следует за нами от самой Гиндзы...Как думаешь, что ему нужно?..
Фабиана осторожно, через плечо, посмотрела назад и действительно заметила дряхлого старика в ветхом пальто и серой шляпе, надвинутой на самые глаза.
-Нам...нужно уходить отсюда, - нервно пробормотала девушка, - я же говорила тебе – надень шапку...Он чувствует тебя...
-Лучше я вызову огонь на себя, чем потеряю сестру!.. – в глазах Лучиэнь сверкнула искра, - Стэйн не вынес жизни в этом мире – рутина и безразличие убили его... Я не хочу, чтобы и с тобой случилось то же самое, Фаби!.. Ты не должна растворяться в этом, слышишь меня!?!...- глаза эльфийки стали влажными.
...Казалось, прошла вечность.




- Пойдём отсюда, - Фабиана потянула сестру за рукав, - нужно увести его подальше от детей...


ноябрь 2003

18:05 

Воспоминания, которых не было…

...что там, выше крыш?... (с)

Рассказ о Любви, о Времени, а также о том, как мы их бездарно тратим и в итоге теряем.




Он снова был не один. Его спутница улыбалась так, словно улыбкой своей могла растопить все ледники мира. Смогла… Он смотрел на её локоть, обнявший сгиб его руки, и тоже улыбался.
Маленький балкон словно спрятался под потолком бального зала. Она смотрела вниз и спрашивала саму себя: а хочется ли ей так же держать его под руку, быть среди всех этих людей, чтобы все видели, что они – вместе?.. Нет. Ей достаточно будет сидеть рядом, как раньше, и чтобы он никуда не уходил, не спешил, не оставлял её больше… одну. Ей не нужны слова и жесты, символы и знаки – если бы он любил её, она чувствовала бы это и так.… Без слов…
… Если бы любил…….
А она?.. Если бы он любил её, она могла бы повторять ему постоянно, каждый день, если он захочет, повторять, что он – самый лучший, просто самый, лучше всех на свете.… Для неё?.. Ну и пусть.
… Если бы он любил её…


- Хочешь, угадаю твои мысли? – маленький балкон был тесен для двоих. Но той, что появилась здесь сейчас, принадлежало всё в этом замке, и законы тоже.
- Ты думаешь: “ У него только один недостаток : он – не мой ” .
- А ты уже делаешь успехи в чтении мыслей, но забываешь, что со мной всё куда проще:
я люблю только себя.

Ей всегда верили, если она лгала, и очень редко – когда говорила правду.

“ Я люблю только себя…”
Когда лжёшь, слова складываются так легко, и звуки не замирают у рта. Когда ей было плохо, она рассказывала всем, как счастлива и как ей везёт, училась отвечать весело и улыбаться, лишь бы не заплакать. Она могла так.
Только ему не умела врать. Ведь она всё привыкла ему нести : и когда разбивала коленку в детстве, и когда впервые столкнулась с людскими непониманием и жестокостью в юности. Люди вообще никогда не любили их – его и её.… А они так долго жили среди людей, что и сами стали на них похожи.


Ветер шумел в ушах. Она ушла, где трава поднималась выше её роста, оставив огни замковых башен и музыку оркестра позади. Было холодно и мрачно, почти как тогда, когда она сидела на коленях и смотрела в пустоту. В пустоту, где раньше было его лицо.
… Только тогда вместо трав их обоих окружали сугробы белого и мокрого. А на другой день должен был быть праздник, но она уже не помнила, какой, потому что в тот вечер всё провалилось в пустоту вместе с его лицом.

… Самое страшное для неё было – потерять его.
Она говорила, а он не слышал. Зачем ему было слышать?..
Она говорила правду – а правда всегда нелогична, невозможна, недоступна.… И слова не слушаются, теряются мысли, путаются последовательности… Она лишь знала, что любит его.… Очень сильно, слишком давно и слишком неслучайно, чтобы уметь правильно сказать об этом…
Зачем ему смотреть ей в глаза, чтобы увидеть это?..

Последний шанс терялся где-то в обжигающе морозном воздухе, ей всё ещё хотелось, чтобы он вернул этот шанс им, но он не верил ей.… А зачем ему было верить?..
Пустота на месте лица, он говорил что-то ей, но не о них – о ком-то другом.… О себе и о ком-то другом, не о ней. Будто бы она тоже была частью мира неодушевлённых людей. Будто бы он не знал, что в них течёт одна и та же кровь – в нём и в ней, будто бы он не знал, что она никогда не будет такой же, как и все, никогда не забудет его и не предаст…
Зачем ему было знать об этом?.. Ему не хотелось, он жалел о том, что услышал от неё.

Он не стал задумываться, что она чувствует, когда он ей не верит.

- Ты трус!!!… - закричала она. Она не знала, откуда этот крик. Ей было … больно.
- Ты не хочешь меня понять, потому что это может изменить наши жизни… Ты – просто трус… Будь ты проклят!!!….. Она не знала, откуда эти слова.
Он усмехнулся в ответ.
- Не поможет. Я проклят уже, с рождения, разве ты забыла?..


Она сидела на холодной земле, и высокие травы колыхались над ней, чуть прикрывая ночное небо. Ветер меж сухих стеблей протяжно тянул одному ему ведомую мелодию, похожую порой то на плач, то на приглушённый стон…
Здесь, в траве, ей ни перед кем не надо было изображать спокойствие и радость.


До сегодняшнего вечера она лишь думала, что кого-то ненавидела. Кто-то учил её, что не умеющий ненавидеть не умеет по-настоящему любить. Сегодня, когда он вошёл в зал под руку с другой – той, которой улыбался… Той, которой, наверное, доверял свои тайны. Той, которую, наверное, любил больше, чем её… когда-то.
Он улыбался, а ей хотелось заплакать. Она бесконечно возненавидела его – за то, что не любит её, за все его слова, за то, что улыбается сейчас этой – другой…
Она безмерно возненавидела его – и теперь, в густых травах, горько разрыдалась, ужаснувшись тому, что пожелала ему смерти в тот момент.

Она никогда не была доброй и справедливой, просто всегда любила его больше, чем он мог себе вообразить.
Глупая девочка, откуда ей было знать, что ненавидеть можно и того, кого любишь… слишком сильно.

Если бы он любил её…

В памяти всплыли слова … Строчки, много лет назад посвящённые ему.

«Нарисуй небо, а на нём – облака, чуть тронутые алой зарёй… Как они прекрасны в тишине раннего утра!.. А воды Оранжевой реки по-прежнему чисты и прохладны… Помнишь нашу хижину из листьев?.. А тысячелетний дуб, у которого мы играли в детстве?..
Воспоминания, которых не было… Я всё помню.»


Самое страшное для неё было – его потерять.


“… Если бы ты любил меня…” – прочтёт он когда-то на листе бумаги.




Он снова был не один. А она снова осталась наедине со своими “ воспоминаниями, которых не было ” ……
И только что-то мокрое и ненужное по-прежнему жгло свои метки на её глазах.

28.08.2006


18:08 

Детские стихи =) 13-15 лет =)

...что там, выше крыш?... (с)
Тебе одной


Среди сырых лесов увижу звёздный луч.
Я опущусь туда по нитке от луны,
Или примчусь со стаей серебристых туч
В тот край, где обитают человеческие сны…

Я отыщу в траве звезду –
Мне так завещано судьбой,
Я только для тебя её найду
И подарю тебе, тебе одной.

И лишь тебе одной могу всё рассказать,
И только для тебя могу стихи писать…
Живу тобой, дышу тобой
И доверяю лишь тебе одной.

Лишь для тебя одной могу я выпить яд,
И за тобой пойду – не оглянусь назад.
И я хочу, чтоб ты всегда была со мной,
Тебе одной доверю жизнь свою, тебе одной.
2000.


Я бреду по аллеям парка
И шуршу опавшей листвой.
Я иду – и грозные тучи
Разошлись над моей головой.
Я иду, вспоминая о тёплом,
О далёком, что светит в ночи.
Я свой разум сейчас не терзаю,
Не ищу потайные ключи.
Я иду, о тебе вспоминая
И по-детски мечтая опять...
Это радость, поверь, неземная –
По аллеям осенним шагать!..

сентябрь 2001





Шепчут клёны что-то тихо,
Ночь окутала наш сад,
И цветёт шиповник дикий
За решётками оград.
Наслаждаясь ночью милой
На скамейке, что в саду,
Под накидкой плечи скрыла...
До рассвета не уйду.
Покрывало ночи душной
Закрывает с головой.
Звёздный свет, луне послушный,
Робко манит за собой.
Сонно скрипнула калитка...
Чей-то осторожный шаг...
Я ему внимаю чутко:
Кто ты? Друг мне или враг?..
Говорят, что чувства тонки,
Всё не вечно под луной...
Но... Гитары звук негромкий...
Приходи мечтать со мной.

январь 2002





Ocean Dreams



Сны океана,
Грёзы тумана,
Песни дождя.
Снег на ресницах,
Буквы, страницы –
Всё для тебя.


Сны океана,
Грёзы тумана,
Танец в огне.
Искры и снопы,
Вечные тропы –
Всё лишь тебе.


Камни и скалы,
Горы, обвалы,
Реки, ущелья –
Это моё.
Дождь и росинки,
Слёзы и льдинки,
Звуки и струны –
Каждой своё.



Февраль 2002




Встреча

Давно позабытый мотив
Звучать будет вечером летним,
И то, что в сердцах воскресим,
Почудится не последним.
И нежных фиалок букет
Покажется вечным, бессмертным,
А эта стена долгих лет
Растает с туманом рассветным.
Июль 2002

16:24 

...что там, выше крыш?... (с)
^.^
Всё это должно было быть частью целого цикла рассказов, который я хотела назвать “Целуя дождь» - как метафора недосягаемого, запретного чувства! =)
Воть (: Однако скоро муза покинула юного автора, и в итоге остались только эти два рассказа =)



Несуществующий день


Никогда не думала, что смогу снова вернуться в этот город ... Шесть лет назад он был моей тюрьмой, моим проклятием.
Город ... Ветер выл за стенами тёмных домов, похожих на каменные гробы, где заживо себя похоронили их обитатели ... Ветер гнал по тесным разбитым улицам скомканные газеты и мусор, ломал высохшие деревья ... Суровое холодное море швыряло свои волны на каменистый пляж ... Иногда мне хотелось, чтобы пришло цунами и стёрло это место с лица земли, вместе со всеми его обитателями, этой кучкой толстокожих блюстителей нравственности, любящих лезть не в свои дела, напуская на себя менторский вид! А что они сами скрывают за своими глухими стенами!.. Уж это они точно не обсуждают на своём воскресном чаепитии по перемыванию косточек!..
Эти люди изгнали меня из своего мира, думая, что лишили этим смысла жизни!..
Сборище тупиц ...


Мокрый снег хлестал по моему лицу и ладоням, колол кожу ледяными прикосновениями.
Я не чувствовала ни боли, ни холода, сжимая в руке ключи от квартиры Эллен... Они ещё хранили тепло её пальцев ... последнее тепло, доставшееся мне случайно.
... Я должна запомнить этот день ... Навсегда, пока не уйду вслед за ней... Забыть всё, что угодно, но только не это. Я нарисую этот день у себя в памяти чёрной краской ... Только снег оставлю белым ... и лицо Эллен ... Пусть всё забудут другие, вдоволь потрепав языками, но не я...
Я не забуду, как она лежала в своей постели с разбросанными по подушке волосами ... Не забуду полутёмную комнату и этих людей за моей спиной: её мужа, сестру и тёток. Они перешёптывались, обсуждая, не стесняясь моего присутствия, прилично ли было звать меня.
- Эллен просила, чтобы ты приехала, - сказала мне Брук по телефону, - но лучше, если у тебя окажутся дела ... – добавила она с нажимом, - для Эллен это ни к чему...

Ну уж конечно. Пусть у её постели будет хоть один человек, который не ждёт с нетерпением её последнего вздоха, чтобы адвокат мог огласить завещание. Ах, кому же она оставит квартиру – мужу или сестре?..


Эллен смотрела на меня, не отрываясь. Я ждала увидеть в глазах укор, обиду за то, что когда-то променяла её любовь на свободу от оков города... но не то непередаваемое, что выражали эти глаза ... Клянусь, я никогда не понимала её так, как в ту минуту. Довершая последние шаги в этом мире, Эллен забыла о своей гордости, не дававшей ей все эти годы отвечать на мои письма и звонки, она собрала все те силы, что хранила до моего приезда, и протянула ко мне свои слабые руки ... Руки, когда-то обвивавшие мою шею и трепавшие непослушные волосы ... любимые руки ...
Я поняла, чего она хочет. Теперь ей было наплевать, о чём потом станут судачить все кому не лень, мешая нас с грязью и тыча в лицо своей прогнившей моралью...
Я наклонилась над Эллен так низко, что почувствовала прерывистое дыхание на своём лице и шумный стук сердца... не думая больше ни о чём, я запечатлела на её сухих губах тот поцелуй, ради которого она и держалась столько дней, не пуская могильный холод смерти в свою грудь ...

Мой слух прорезал яростный шёпот у меня за спиной:
- Вы только посмотрите!.. Какая наглость!..
- Брук, какого чёрта тебе понадобилось звать её!?.. Она сейчас устроит тут балаган!..

Думаю, Эллен тоже слышала, но впервые в жизни нам обеим было всё равно. Мы понимали друг друга, хотя с того момента, как я вошла в комнату, ни одна из нас не произнесла ни слова. Только ...
- Прощай, Николь ... – шепнула Эллен так тихо, что это услышала только я.
- До свидания ...


Стоя под железным козырьком подъезда, я продолжала машинально сжимать в руке ключи, которые вложила туда Эллен, прежде чем её рука безвольно упала на одеяло.
Она завещала свою квартиру и всё имущество в ней - мне.




Горсть сырой земли ... Эллен не первая, на чью могилу я её кидаю. Все, кто были со мной когда-то и согревали душу своей любовью, ушли безвозвратно. Они покинули меня, как сейчас и ты, Эллен ... Мои пальцы разжались, и ком земли упал вниз...


Я тоже оставлю наследство. Этому городу. Он сохранит его в своих тёмных переулках и щелях мостовых, между оконными рамами и в трещинах старых стен ... На седых прибрежных скалах и колючем песке ... Сохранит нашу историю – всё то ценное, что у меня есть. Я никогда не просила ничего у этого города, бросая ему вызов за вызовом и не собираясь покоряться. Это будет единственный раз, и я знаю, что он исполнит моё желание.


Тёмное небо плывёт над моей головой ... Эллен любила жить, потому что знала, что ей отмерено немного. И сейчас, стоя, как она, на краю жизни, я поняла, что любила её именно за это. Теперь я понимала Эллен, как никогда прежде, но это уже потеряло смысл.


Скоро на этот город упадёт холодная осенняя ночь. Тогда прекратится мокрый снег, и трава на городском кладбище станет неразличимого цвета. Город притаится в темноте, скрыв ею, как вуалью, свою лицо ... Темнота сольётся с мокрым дорожным полотном, по которому сейчас мчится мой мотоцикл ...
Но меня тогда уже не будет.

***
Я спала в кресле, и зеленоватый свет торшера ровно освещал моё лицо. Рядом на журнальном столике лежала газета, а в ней – некролог, из которого я узнала о смерти Эллен.
(4 августа 2003)



Вот такие ужасти =) Сейчас вспомнила, что этот рассказ написала тогда мо мотивам песни Ночных снайперов «Ты уйдёшь» (другое название «Ограда») Я эту группу в те годы до без ума слушала, а сейчас не люблю почему-то :)
Другой рассказ уже с анимэшным уклоном, не помню, чем вдохновлён, но сейчас он мне почему-то напоминает твои фанфики по Loveless =)




Забытая мелодия

Я люблю тебя ...
Как странно прозвучали в тишине комнаты эти слова. Для Мегами они давно утратили свой смысл и волшебство. Она уже собралась уходить, собрав свои оставшиеся вещи, как вдруг услышала за спиной голос Хикару.
Мегами медленно развернулась к ней лицом:
- Зачем ты это сказала?
Хикару уронила на пол светло-голубую папку. Полетели нотные листки.
- Просто так ... – девушка присела на корточки, чтобы собрать их. – Не думай об этом вот и всё.
- Что значит «не думай»? – Мегами шагнула к ней, - я прихожу к тебе всего лишь забрать книги, а ты вдруг заявляешь мне такое. Объясни, что у тебя на уме!..
- Я же сказала – не бери в голову. Считай это чем-то вроде бескорыстного дара...
- «Бескорыстного дара»! – фыркнула Мегами, не заметив, как вздрогнули плечи Хикару, - да уж!.. Так может выразиться только поэтическая натура, вроде тебя!...
- Оставим этот разговор, - сухо сказала Хикару, поднявшись с корточек и прижимая нотную папку к груди, - ты собиралась уходить, так уходи и не тяни время. У меня ещё есть дела.
- Уйти я всегда успею, - заявила Мегами, кладя свой пакет в кресло, - а сейчас я ...хочу пить!..
Хикару посмотрела на неё странно-задумчивым взглядом.
- Что ж ... Надеюсь ты помнишь где кухня ...
Мегами молча вышла из комнаты, и через несколько секунд послышался звон чашек и её голос:
- Как можно держать в холодильнике столько пирожных! Ты что, так и не съела ни одной?..
«Раньше это было твоё призвание, - подумала Хикару, входя на кухню, - пока ты не нашла более выгодный вариант ...»
- Чаю хочешь? – спросила Мегами с полным ртом.
Чувствовалось, что она здесь как дома. Хотя, это и правда был когда-то её дом.
Хикару отрицательно покачала головой.
- Пей чай и уходи. Можешь забрать с собой пирожные.
- Заверни мне их в салфетку, пожалуйста, - попросила Мегами, - нет, по-моему, салфетки лежат где-то на верхней полке ...


Когда они выходили из кухни, Мегами бережно несла свёрток с пирожными. Тут взгляд её упал на блестящий чёрный рояль, до этого как-то неприметно стоящий в углу.
- Почему ты перестала писать музыку? – спросила Мегами, обернувшись к Хикару, следовавшей за ней.
- Ты была моей лучшей мелодией, - ответила та, - задумчиво глядя на рояль, - ничего больше я создать не смогу... Да и зачем?.. Людям нужны песни о счастье, дающие им силы жить и любить всей душой. Когда-то я писала именно такие, но источник моего вдохновения иссяк. Теперь я могу предложить людям лишь горечь одиночества, боль потерянной любви и жгучий яд ревности... – губы девушки скривились в усмешке, - но, думаю, им этого и в собственной жизни хватает...
Мегами проследила за взглядом Хикару, и в это мгновение ей показалось, что стены квартиры растворились, и вместо них возникла широкая сцена в огромном переполненном зале... Руки Хикару, словно крылья, летали по клавишам рояля, а из самого сердца Мегами лилась песня о бесконечной любви и немеркнущем счастье ... За их спинами звенели скрипки, разрезая воздух чистыми звуками наполняя мелодию глубокой лиричностью, но главными в ней были всё же двое – Мегами у микрофона и Хикару за роялем, что звучал почти в одной тональности с голосом певицы ...
- Но всё на свете рано или поздно кончается, - глухой голос Хикару звучал, словно за кадром, - и у принцессы появился очаровательный поклонник...

Мегами увидела в третьем ряду светловолосого молодого человека в белом атласном пиджаке. Каждый концерт они с Хикару по традиции заканчивали своей любимой песней «Розы моего сердца», и каждый раз этот таинственный поклонник дарил Мегами цветок на длинном стебле, ещё с капельками воды на алых лепестках. Не произнеся ни разу и полслова, он заставлял Мегами теряться в догадках, а когда однажды не пришёл на концерт, она совсем потеряла покой.
- Мне надо было убить его ещё тогда ... – донёсся издалека голос Хикару.
И вот однажды утром Мегами услышала в трубке приятный мужской голос:
- Розы – самые прекрасные цветы на свете ... Меня зовут Артур...
А через неделю Мегами собрала свои вещи и переехала жить к нему.

- Всё на свете рано или поздно кончается – на этот раз голос Хикару звучал совсем рядом . Мегами увидела, что их снова окружают привычные стены квартиры. – Но всё равно до последнего момента не веришь, что всё это коснётся тебя ...
- Хикару ... пойми ... я не люблю тебя ... Но не хочу терять как друга! – порывисто воскликнула Мегами.
- Друга?.. – усмехнулась та, - извини, но мне этого недостаточно.
- Скоро ты меня больше не увидишь, - немного помолчав, добавила она, - я лечу в Америку. Послезавтра. Мои друзья-музыканты создают ансамбль, и им нужна пианистка. В Японию я больше никогда не вернусь.
- Послезавтра ... – тихо повторила за ней девушка.



А послезавтра Артур и Мегами смотрели по телевизору выпуск новостей, где сообщили о крушении над океаном пассажирского лайнера Токио – Нью-Йорк.
- Боже мой! – воскликнул Артур, - сколько человек!..
Мегами стояла в коридоре с телефонной трубкой в руках: парень, переехавший в квартиру Хикару, подтвердил, что она действительно летела этим рейсом ...
«Скоро ты меня больше не увидишь...»
«Я никогда не вернусь в Японию...»
- Нет, сдавленно прошептала Мегами, - она не могла знать ... не могла ...
Почему Хикару полетела именно утренним рейсом, а не вечерним? Неужели она заранее знала, какой из них ей следует выбрать, чтобы навсегда избавить себя от мучений?..
Мегами чувствовала, что из судеб сотен пассажиров погибшего лайнера её интересует лишь Хикару ...Но это была не вернувшаяся былая любовь, а другое чувство, которое она не могла описать и объяснить...


Ещё через два дня на имя Мегами доставили заказное письмо. Внутри конверта лежала нежно-голубая папка, показавшаяся девушке странно знакомой, а в ней – нотные листы с написанными прямо под строчками стихами. За годы знакомства с Хикару Мегами привыкла читать по нотам ... Через несколько минут она уже не замечала, что поёт во весь голос, давясь слезами:
«Не печалься обо мне, любовь моя ...
Пусть эта боль останется лишь моей и не порежет твоего сердца осколками разбитой мечты...
Любить тебя – величайшее счастье, и даже боль этой раны сладка для меня ...
Через всю жизнь я пронесу свою любовь, редкое и бесценное сокровище ...»

Не на шутку перепуганный Артур вбежал в комнату и увидел Мегами, сидящую на полу среди разбросанных листков и горько, безутешно рыдающую ...

(5-13 августа 2003)




Вот =) Теперь для меня очевидно, сколько в этом рассказе смысловых нелепостей и стилистических погрешностей =) Но пусть всё останется как есть, в качестве образца детского творчества =))


17:37 

...что там, выше крыш?... (с)
18.10.2009 в 15:46
Пишет .кожа на костях повисла:

Жизнь коротка. И надо уметь.
Надо уметь уходить с плохого фильма.
Бросать плохую книгу.
Уходить от плохого человека.
Их много.
Дела не идущие бросать.
Даже от посредственности уходить.
Их много. Время дороже.
Лучше поспать.
Лучше поесть.
Лучше посмотреть на огонь, на ребенка, на женщину, на воду.
читать дальше

(с) М. Жванецкий

URL записи

16:22 

...что там, выше крыш?... (с)
Брызгами, фонтанами весеннего дождя,
Брызгами, фонтанами во мне любовь моя.
Я иду по улице, а внутри тепло:
Чувство, словно яблоня, в сердце расцвело.

Верь, моя хорошая, мы с тобой вдвоём
Жизнь большую, светлую вместе проживём.
Мы удвоим радости и разделим грусть,
Всё, во что мы верим, к нам приходит пусть.

Мы с тобой построим счастье на земле.
Верь, что по плечу всё нам – тебе и мне.
Мы с тобою будем всюду в добрый час,
И Господь с улыбкою пусть глядит на нас.

17.05-31.05\2010

OST: Пилот – Круговерть

16:23 

...что там, выше крыш?... (с)
Мы друг друга нашли –
Как достигли земли.
Наши руки сплелись –
Словно рифмы сошлись.
Мы шагнули вдвоём –
И с тех пор так идём.
Мы с тобой навсегда:
Там, где ты, там и я.

18.05.2010

16:24 

...что там, выше крыш?... (с)
Улыбаюсь, вспомнив улыбку твою.
Повторяю сердцем: «Люблю, люблю».
Засыпаю – с мыслями о тебе.
Просыпаюсь – готовая к новой главе.
Жду всё время – новой встречи с тобой.
Посвящаю – всё лишь тебе одной.
Точно знаю мы – это навсегда.
Ты – моё сердце, счастье, моя судьба.

31.05.2010

16:26 

...что там, выше крыш?... (с)
Не нужно слов, ты всё знаешь сама.
Я верю в наши мечты.
Боюсь от счастья сойти с ума,
И причина этому – ты.

31.05.2010


16:50 

...что там, выше крыш?... (с)

Водолей в блогосфере




Водолеи очень разносторонние люди. Представитель этого знака вряд ли будет вести тематический блог. Скорее, в сетевом дневнике Водолея вы найдёте самые разные, но неизменно интересные темы.
Больше всего Водолеи не любят рутину, а потому они даже оформление своего блога меняют периодически. Бывает и так, что на Водолеев нападает лень, и тогда в их дневниках подолгу нет новых записей. Но зато, передохнув, с новыми силами они делают по-настоящему яркие посты.
В дружбе, в том числе и в виртуальной, Водолеи стремятся не к количеству, а к качеству.

Получить блогосферный гороскоп для Вашего знака Зодиака

15:54 

...что там, выше крыш?... (с)
Как найти свою 1\2
*практические рекомендации от нашедших*


1. Если вы хотите иметь то, чего никогда не имели, начните делать то, чего никогда не делали (с) – Ричард Бах
Отправляйся, туда, где твоя нога прежде не ступала, знакомься с людьми, которые ещё не знают, что на свете есть ты ... короче, пробуй всё новое
*желательно безопасное для жизни\ здоровья и не запрещённое законом ^^*
Интересно будет в процессе и ... кто знает, к встрече с кем может привести? =))
2. Пожелайте, чтобы кому-то повезло встретить вас,
и тогда вам повезёт встретить кого-то (с)
– автор неизвестен.
Поверь, что для тебя тоже возможно счастье, как и для любого другого в этом мире. Да-да, именно для тебя. И ещё, запомни одну простую вещь: если ты не любишь и не уважаешь себя, то и тебе никто не будет отвечать взаимностью.
3. Thoughts become things (c) - The Secret
Представь, что в твоей жизни уже есть этот человек – родной и любимый, очень важный для тебя. Вообрази вас вместе, старайся максимально пережить эти радостные чувства – оттого, что вы теперь вдвоём и очень любите друг друга. Какие отношения ты хочешь? Почувствуй их.
То, что возможно в твоей голове, возможно и в твоей жизни.
А теперь – самое трудное и мозговыносящее =) Начни благодарить – ежедневно, а лучше и утром, просыпаясь, и вечером, ложась спать. Благодари Бога, Вселенную, кого хочешь, можно ни к кому персонально не обращаться. Благодари за то, что в твоей жизни есть такой замечательный человек – твоя половинка. Не думай о том, что ПОКА этого человека нет с тобой. Искренняя, идущая от сердца благодарность – страшная сила, покруче любого физического магнита.
*не бойся сойти с ума ^^ если ты регулярно читаешь этот мой дневник, то ты уже псих и бояться нечего)))*
4. Меня
ты ищешь не там.
Дождись –
и ляжет туман.
Теперь иди,
не подумав, вперед -
дорогам чужим,
путям поперёк ... (с)
– Светотень
Никого не слушай. Делай то, что говорит сердце. Если тебе, например, твердят, что знакомства в инете – чушь, ты им не верь. =)
5. Самый главный человек –
Тот, кто сможет полюбить,
Тот, кто сможет защитить,
Кто захочет рядом быть ... (с)
– Lumen
Если кто-то не слишком к тебе стремится, вероятность, что это изменится со временем, слишком мала. Правда. Даже если разрывает башку и кажется, что эти мысли никогда не уйдут. Они уйдут. Я точно знаю. =)
А тот, кому ты небезразличен... ты сразу поймёшь, кто это.
6. ... И вдруг станет тихо,
так тихо, как в храме,
тебя я узнаю ... (с)
– Флёр
... узнать тебя можно, прикоснувшись к руке ... (с) - Светотень
Если будет, это будет сразу. Ты почувствуешь. С первых минут общения ... С первых взглядов в глаза ... близость человека по духу ... сходство мыслей ...

И такой человек есть! Похожий на тебя отношением к жизни. И ты его встретишь!
(см. п. 1)


19:56 

...что там, выше крыш?... (с)
Белым стихом
13.04.09


Если бы ты была не ты,
то была бы трамвайными проводами.
И если бы я была не я,
то была бы утренним воздухом,
чтобы обнимать тебя
сразу после пробуждения.

И если бы ты была хрупким стеклом,
я была бы цепким морозным узором,,
Чтобы никакая сила на свете
не могла оторвать нас друг от друга.

Если бы ты была ветром,
я стала бы перекати-полем,
чтобы всюду сопровождать тебя.
А если бы я была ветром,
ты стала бы речной прохладой,
чтобы я не задохнулась в степной пыли.

И если бы ты была белым стихом,
я была бы сочетанием рифм,
чтобы наши имена
всегда стояли рядом.
Но кем бы мы ни были,
Всегда будем вместе.


14:52 

...что там, выше крыш?... (с)
Осенним дождливым утром Вам больше всего хочется… горячий чай, печенье, старый пледик и ушки любимого человека)
Если не любовь, то… возможность делать кого-то счастливым ... но без любви это, наверное, невозможно, так что всё равно любовь)
Варенье добавляют в… чай) в рот)))
В последнее время Вам нравится песня… Spaceman :alles:
Вы когда-нибудь выступали перед большой толпой? не очень большой, человек в 150 ... но меня это слегка нервирует всё же
Золушка была счастлива после свадьбы? Она же вышла замуж за любимого) да)
Если прикосновение, то… доброе
Если в гости, то… зовите)
Если разбить, то… небьющийся предмет) чтоб интереснее)
Если подарить, то… нечто, что понравится этому человеку
Мне хорошо… когда я думаю от тебе
Вы курите? Нет
Вам везет? luck happens:aaa:
Если бы Вы были птицей, то какой? Флетчером)
Если фрукт, то… вкусный)
Если город, то… Уфа)))пока ))
Для полного счастья мне не хватает… чтоб люмы приехали))) хыы))) :walkman:
Последний раз я звонила (кому)… Андрею на последнем издыхании зарядки телефона)
Сейчас я бы съела… ухо)
Больше всего я восхищаюсь этим человеком… *задумалась* я восхищаюсь чертами характера, поступками или словами... но людей таких много, и я не вспомню, кто меня чем поразил, а назвать одного или двух - несправедливо
Одиночество - это неизлечимая болезнь? это не болезнь, это состояние человека. Оно вызывается определёнными внутренними или внешними причинами
Если собака, то… кавайная))

Мой Дневник: Мой секрет, мой тайник

главная