КаленДАРь - праздник на каждый день







URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:48 

осенний лабиринт

...что там, выше крыш?... (с)


Перегружен мозг, переполнен винт,
Иду, чтобы идти... лабиринт.
Уже в который раз тебя я обхожу
И слышу сзади смех, но зла я не держу.

Ты никогда не спутаешь пути: ты стоишь...
И, может, так и нужно, но как тогда узнать, что там выше крыш?

Стены отразят чей-то новый крик -
Можно не смотреть: там тупик...
Новый поворот - может, там ответ,
Но это снова ты... Привет.

Ты никогда не спутаешь пути: ты стоишь...
И, может, так и нужно, но как тогда узнать, что там выше крыш?



15:23 

мой первый рассказ от мужского лица

...что там, выше крыш?... (с)
Раньше я писала только от лица девушки. Думала, про парня у меня не получится.
Поэтому маленькая просьба к парням-ПЧ :
кто прочитает, хочу услышать мнение - похоже ли?

Свобода выбора
(Продолжение рассказа «Радуга над городом»)



Если не знаешь, чего хочешь, умрешь в куче того, чего не хотел.

Ч. Паланик

Freedom of choice is what you’ve got.
Freedom from choice is what you want.

Perfect Circle




читать

14:52 

...что там, выше крыш?... (с)
Осенним дождливым утром Вам больше всего хочется… горячий чай, печенье, старый пледик и ушки любимого человека)
Если не любовь, то… возможность делать кого-то счастливым ... но без любви это, наверное, невозможно, так что всё равно любовь)
Варенье добавляют в… чай) в рот)))
В последнее время Вам нравится песня… Spaceman :alles:
Вы когда-нибудь выступали перед большой толпой? не очень большой, человек в 150 ... но меня это слегка нервирует всё же
Золушка была счастлива после свадьбы? Она же вышла замуж за любимого) да)
Если прикосновение, то… доброе
Если в гости, то… зовите)
Если разбить, то… небьющийся предмет) чтоб интереснее)
Если подарить, то… нечто, что понравится этому человеку
Мне хорошо… когда я думаю от тебе
Вы курите? Нет
Вам везет? luck happens:aaa:
Если бы Вы были птицей, то какой? Флетчером)
Если фрукт, то… вкусный)
Если город, то… Уфа)))пока ))
Для полного счастья мне не хватает… чтоб люмы приехали))) хыы))) :walkman:
Последний раз я звонила (кому)… Андрею на последнем издыхании зарядки телефона)
Сейчас я бы съела… ухо)
Больше всего я восхищаюсь этим человеком… *задумалась* я восхищаюсь чертами характера, поступками или словами... но людей таких много, и я не вспомню, кто меня чем поразил, а назвать одного или двух - несправедливо
Одиночество - это неизлечимая болезнь? это не болезнь, это состояние человека. Оно вызывается определёнными внутренними или внешними причинами
Если собака, то… кавайная))

19:56 

...что там, выше крыш?... (с)
Белым стихом
13.04.09


Если бы ты была не ты,
то была бы трамвайными проводами.
И если бы я была не я,
то была бы утренним воздухом,
чтобы обнимать тебя
сразу после пробуждения.

И если бы ты была хрупким стеклом,
я была бы цепким морозным узором,,
Чтобы никакая сила на свете
не могла оторвать нас друг от друга.

Если бы ты была ветром,
я стала бы перекати-полем,
чтобы всюду сопровождать тебя.
А если бы я была ветром,
ты стала бы речной прохладой,
чтобы я не задохнулась в степной пыли.

И если бы ты была белым стихом,
я была бы сочетанием рифм,
чтобы наши имена
всегда стояли рядом.
Но кем бы мы ни были,
Всегда будем вместе.


16:26 

...что там, выше крыш?... (с)
Не нужно слов, ты всё знаешь сама.
Я верю в наши мечты.
Боюсь от счастья сойти с ума,
И причина этому – ты.

31.05.2010


16:22 

...что там, выше крыш?... (с)
Брызгами, фонтанами весеннего дождя,
Брызгами, фонтанами во мне любовь моя.
Я иду по улице, а внутри тепло:
Чувство, словно яблоня, в сердце расцвело.

Верь, моя хорошая, мы с тобой вдвоём
Жизнь большую, светлую вместе проживём.
Мы удвоим радости и разделим грусть,
Всё, во что мы верим, к нам приходит пусть.

Мы с тобой построим счастье на земле.
Верь, что по плечу всё нам – тебе и мне.
Мы с тобою будем всюду в добрый час,
И Господь с улыбкою пусть глядит на нас.

17.05-31.05\2010

OST: Пилот – Круговерть

16:24 

...что там, выше крыш?... (с)
^.^
Всё это должно было быть частью целого цикла рассказов, который я хотела назвать “Целуя дождь» - как метафора недосягаемого, запретного чувства! =)
Воть (: Однако скоро муза покинула юного автора, и в итоге остались только эти два рассказа =)



Несуществующий день


Никогда не думала, что смогу снова вернуться в этот город ... Шесть лет назад он был моей тюрьмой, моим проклятием.
Город ... Ветер выл за стенами тёмных домов, похожих на каменные гробы, где заживо себя похоронили их обитатели ... Ветер гнал по тесным разбитым улицам скомканные газеты и мусор, ломал высохшие деревья ... Суровое холодное море швыряло свои волны на каменистый пляж ... Иногда мне хотелось, чтобы пришло цунами и стёрло это место с лица земли, вместе со всеми его обитателями, этой кучкой толстокожих блюстителей нравственности, любящих лезть не в свои дела, напуская на себя менторский вид! А что они сами скрывают за своими глухими стенами!.. Уж это они точно не обсуждают на своём воскресном чаепитии по перемыванию косточек!..
Эти люди изгнали меня из своего мира, думая, что лишили этим смысла жизни!..
Сборище тупиц ...


Мокрый снег хлестал по моему лицу и ладоням, колол кожу ледяными прикосновениями.
Я не чувствовала ни боли, ни холода, сжимая в руке ключи от квартиры Эллен... Они ещё хранили тепло её пальцев ... последнее тепло, доставшееся мне случайно.
... Я должна запомнить этот день ... Навсегда, пока не уйду вслед за ней... Забыть всё, что угодно, но только не это. Я нарисую этот день у себя в памяти чёрной краской ... Только снег оставлю белым ... и лицо Эллен ... Пусть всё забудут другие, вдоволь потрепав языками, но не я...
Я не забуду, как она лежала в своей постели с разбросанными по подушке волосами ... Не забуду полутёмную комнату и этих людей за моей спиной: её мужа, сестру и тёток. Они перешёптывались, обсуждая, не стесняясь моего присутствия, прилично ли было звать меня.
- Эллен просила, чтобы ты приехала, - сказала мне Брук по телефону, - но лучше, если у тебя окажутся дела ... – добавила она с нажимом, - для Эллен это ни к чему...

Ну уж конечно. Пусть у её постели будет хоть один человек, который не ждёт с нетерпением её последнего вздоха, чтобы адвокат мог огласить завещание. Ах, кому же она оставит квартиру – мужу или сестре?..


Эллен смотрела на меня, не отрываясь. Я ждала увидеть в глазах укор, обиду за то, что когда-то променяла её любовь на свободу от оков города... но не то непередаваемое, что выражали эти глаза ... Клянусь, я никогда не понимала её так, как в ту минуту. Довершая последние шаги в этом мире, Эллен забыла о своей гордости, не дававшей ей все эти годы отвечать на мои письма и звонки, она собрала все те силы, что хранила до моего приезда, и протянула ко мне свои слабые руки ... Руки, когда-то обвивавшие мою шею и трепавшие непослушные волосы ... любимые руки ...
Я поняла, чего она хочет. Теперь ей было наплевать, о чём потом станут судачить все кому не лень, мешая нас с грязью и тыча в лицо своей прогнившей моралью...
Я наклонилась над Эллен так низко, что почувствовала прерывистое дыхание на своём лице и шумный стук сердца... не думая больше ни о чём, я запечатлела на её сухих губах тот поцелуй, ради которого она и держалась столько дней, не пуская могильный холод смерти в свою грудь ...

Мой слух прорезал яростный шёпот у меня за спиной:
- Вы только посмотрите!.. Какая наглость!..
- Брук, какого чёрта тебе понадобилось звать её!?.. Она сейчас устроит тут балаган!..

Думаю, Эллен тоже слышала, но впервые в жизни нам обеим было всё равно. Мы понимали друг друга, хотя с того момента, как я вошла в комнату, ни одна из нас не произнесла ни слова. Только ...
- Прощай, Николь ... – шепнула Эллен так тихо, что это услышала только я.
- До свидания ...


Стоя под железным козырьком подъезда, я продолжала машинально сжимать в руке ключи, которые вложила туда Эллен, прежде чем её рука безвольно упала на одеяло.
Она завещала свою квартиру и всё имущество в ней - мне.




Горсть сырой земли ... Эллен не первая, на чью могилу я её кидаю. Все, кто были со мной когда-то и согревали душу своей любовью, ушли безвозвратно. Они покинули меня, как сейчас и ты, Эллен ... Мои пальцы разжались, и ком земли упал вниз...


Я тоже оставлю наследство. Этому городу. Он сохранит его в своих тёмных переулках и щелях мостовых, между оконными рамами и в трещинах старых стен ... На седых прибрежных скалах и колючем песке ... Сохранит нашу историю – всё то ценное, что у меня есть. Я никогда не просила ничего у этого города, бросая ему вызов за вызовом и не собираясь покоряться. Это будет единственный раз, и я знаю, что он исполнит моё желание.


Тёмное небо плывёт над моей головой ... Эллен любила жить, потому что знала, что ей отмерено немного. И сейчас, стоя, как она, на краю жизни, я поняла, что любила её именно за это. Теперь я понимала Эллен, как никогда прежде, но это уже потеряло смысл.


Скоро на этот город упадёт холодная осенняя ночь. Тогда прекратится мокрый снег, и трава на городском кладбище станет неразличимого цвета. Город притаится в темноте, скрыв ею, как вуалью, свою лицо ... Темнота сольётся с мокрым дорожным полотном, по которому сейчас мчится мой мотоцикл ...
Но меня тогда уже не будет.

***
Я спала в кресле, и зеленоватый свет торшера ровно освещал моё лицо. Рядом на журнальном столике лежала газета, а в ней – некролог, из которого я узнала о смерти Эллен.
(4 августа 2003)



Вот такие ужасти =) Сейчас вспомнила, что этот рассказ написала тогда мо мотивам песни Ночных снайперов «Ты уйдёшь» (другое название «Ограда») Я эту группу в те годы до без ума слушала, а сейчас не люблю почему-то :)
Другой рассказ уже с анимэшным уклоном, не помню, чем вдохновлён, но сейчас он мне почему-то напоминает твои фанфики по Loveless =)




Забытая мелодия

Я люблю тебя ...
Как странно прозвучали в тишине комнаты эти слова. Для Мегами они давно утратили свой смысл и волшебство. Она уже собралась уходить, собрав свои оставшиеся вещи, как вдруг услышала за спиной голос Хикару.
Мегами медленно развернулась к ней лицом:
- Зачем ты это сказала?
Хикару уронила на пол светло-голубую папку. Полетели нотные листки.
- Просто так ... – девушка присела на корточки, чтобы собрать их. – Не думай об этом вот и всё.
- Что значит «не думай»? – Мегами шагнула к ней, - я прихожу к тебе всего лишь забрать книги, а ты вдруг заявляешь мне такое. Объясни, что у тебя на уме!..
- Я же сказала – не бери в голову. Считай это чем-то вроде бескорыстного дара...
- «Бескорыстного дара»! – фыркнула Мегами, не заметив, как вздрогнули плечи Хикару, - да уж!.. Так может выразиться только поэтическая натура, вроде тебя!...
- Оставим этот разговор, - сухо сказала Хикару, поднявшись с корточек и прижимая нотную папку к груди, - ты собиралась уходить, так уходи и не тяни время. У меня ещё есть дела.
- Уйти я всегда успею, - заявила Мегами, кладя свой пакет в кресло, - а сейчас я ...хочу пить!..
Хикару посмотрела на неё странно-задумчивым взглядом.
- Что ж ... Надеюсь ты помнишь где кухня ...
Мегами молча вышла из комнаты, и через несколько секунд послышался звон чашек и её голос:
- Как можно держать в холодильнике столько пирожных! Ты что, так и не съела ни одной?..
«Раньше это было твоё призвание, - подумала Хикару, входя на кухню, - пока ты не нашла более выгодный вариант ...»
- Чаю хочешь? – спросила Мегами с полным ртом.
Чувствовалось, что она здесь как дома. Хотя, это и правда был когда-то её дом.
Хикару отрицательно покачала головой.
- Пей чай и уходи. Можешь забрать с собой пирожные.
- Заверни мне их в салфетку, пожалуйста, - попросила Мегами, - нет, по-моему, салфетки лежат где-то на верхней полке ...


Когда они выходили из кухни, Мегами бережно несла свёрток с пирожными. Тут взгляд её упал на блестящий чёрный рояль, до этого как-то неприметно стоящий в углу.
- Почему ты перестала писать музыку? – спросила Мегами, обернувшись к Хикару, следовавшей за ней.
- Ты была моей лучшей мелодией, - ответила та, - задумчиво глядя на рояль, - ничего больше я создать не смогу... Да и зачем?.. Людям нужны песни о счастье, дающие им силы жить и любить всей душой. Когда-то я писала именно такие, но источник моего вдохновения иссяк. Теперь я могу предложить людям лишь горечь одиночества, боль потерянной любви и жгучий яд ревности... – губы девушки скривились в усмешке, - но, думаю, им этого и в собственной жизни хватает...
Мегами проследила за взглядом Хикару, и в это мгновение ей показалось, что стены квартиры растворились, и вместо них возникла широкая сцена в огромном переполненном зале... Руки Хикару, словно крылья, летали по клавишам рояля, а из самого сердца Мегами лилась песня о бесконечной любви и немеркнущем счастье ... За их спинами звенели скрипки, разрезая воздух чистыми звуками наполняя мелодию глубокой лиричностью, но главными в ней были всё же двое – Мегами у микрофона и Хикару за роялем, что звучал почти в одной тональности с голосом певицы ...
- Но всё на свете рано или поздно кончается, - глухой голос Хикару звучал, словно за кадром, - и у принцессы появился очаровательный поклонник...

Мегами увидела в третьем ряду светловолосого молодого человека в белом атласном пиджаке. Каждый концерт они с Хикару по традиции заканчивали своей любимой песней «Розы моего сердца», и каждый раз этот таинственный поклонник дарил Мегами цветок на длинном стебле, ещё с капельками воды на алых лепестках. Не произнеся ни разу и полслова, он заставлял Мегами теряться в догадках, а когда однажды не пришёл на концерт, она совсем потеряла покой.
- Мне надо было убить его ещё тогда ... – донёсся издалека голос Хикару.
И вот однажды утром Мегами услышала в трубке приятный мужской голос:
- Розы – самые прекрасные цветы на свете ... Меня зовут Артур...
А через неделю Мегами собрала свои вещи и переехала жить к нему.

- Всё на свете рано или поздно кончается – на этот раз голос Хикару звучал совсем рядом . Мегами увидела, что их снова окружают привычные стены квартиры. – Но всё равно до последнего момента не веришь, что всё это коснётся тебя ...
- Хикару ... пойми ... я не люблю тебя ... Но не хочу терять как друга! – порывисто воскликнула Мегами.
- Друга?.. – усмехнулась та, - извини, но мне этого недостаточно.
- Скоро ты меня больше не увидишь, - немного помолчав, добавила она, - я лечу в Америку. Послезавтра. Мои друзья-музыканты создают ансамбль, и им нужна пианистка. В Японию я больше никогда не вернусь.
- Послезавтра ... – тихо повторила за ней девушка.



А послезавтра Артур и Мегами смотрели по телевизору выпуск новостей, где сообщили о крушении над океаном пассажирского лайнера Токио – Нью-Йорк.
- Боже мой! – воскликнул Артур, - сколько человек!..
Мегами стояла в коридоре с телефонной трубкой в руках: парень, переехавший в квартиру Хикару, подтвердил, что она действительно летела этим рейсом ...
«Скоро ты меня больше не увидишь...»
«Я никогда не вернусь в Японию...»
- Нет, сдавленно прошептала Мегами, - она не могла знать ... не могла ...
Почему Хикару полетела именно утренним рейсом, а не вечерним? Неужели она заранее знала, какой из них ей следует выбрать, чтобы навсегда избавить себя от мучений?..
Мегами чувствовала, что из судеб сотен пассажиров погибшего лайнера её интересует лишь Хикару ...Но это была не вернувшаяся былая любовь, а другое чувство, которое она не могла описать и объяснить...


Ещё через два дня на имя Мегами доставили заказное письмо. Внутри конверта лежала нежно-голубая папка, показавшаяся девушке странно знакомой, а в ней – нотные листы с написанными прямо под строчками стихами. За годы знакомства с Хикару Мегами привыкла читать по нотам ... Через несколько минут она уже не замечала, что поёт во весь голос, давясь слезами:
«Не печалься обо мне, любовь моя ...
Пусть эта боль останется лишь моей и не порежет твоего сердца осколками разбитой мечты...
Любить тебя – величайшее счастье, и даже боль этой раны сладка для меня ...
Через всю жизнь я пронесу свою любовь, редкое и бесценное сокровище ...»

Не на шутку перепуганный Артур вбежал в комнату и увидел Мегами, сидящую на полу среди разбросанных листков и горько, безутешно рыдающую ...

(5-13 августа 2003)




Вот =) Теперь для меня очевидно, сколько в этом рассказе смысловых нелепостей и стилистических погрешностей =) Но пусть всё останется как есть, в качестве образца детского творчества =))


19:02 

Хвост

...что там, выше крыш?... (с)
Посвящается Харуки Мураками


Его друзья смеялись и говорили, что с хвостом надо что-то делать. Но все знали, что это лишь выражение одобрения.

- Не надо, - сказал он и посмотрел на меня с улыбкой.
- Хороший хвост, жалко.


Я сидела на подоконнике, натянув протёршийся свитер на охваченные голубыми джинсами колени. Ловила на ладонь пролетавшие в темноте снежинки.
- К тому же, если отрезать тебе хвост, ты истечёшь кровью и умрёшь! – громко сказал кто-то, и все расхохотались.

Стаканы на столе желтовато отражали электрический свет. И возле меня на подоконнике стоял стакан. В стекле открытой наружу рамы отражалось моё лицо. И я сидела на подоконнике – прямо на границе между двумя мирами.

***

Утром ушли последние гости. Я сложила в раковину посуду и прогнала его спать. Ему сегодня в ночную смену.
Он назвал себя Ленивым Эксплуататором.
Я сказала, что он гораздо хуже. Он – Ленивый Суслик.
Он засмеялся и сказал, что я – Упрямый Лохматый Хвост.

Мы обнялись, и я вытолкала его из кухни. Через две минуты он уже спал, а я а глянула на себя в зеркало. Вечно он врёт. Совсем я не лохматая.

***

Однажды я пришла и стала сидеть возле них. С книжкой на коленях, или расчерчивая носками кроссовок мягкий песок, или просто без дела пялясь на проплывавшие облака.
Его друзья быстро привыкли ко мне. Он же долго донимал вопросами – кто я, зачем, почему.


- Ты что теперь, мой хвост? – однажды брякнул он.
- Угу.
- И ты всегда будешь там, где я?
- Ага.

Мне было девять, ему шестнадцать.

***

Весной мы шли по пустынной дороге, пинали по очереди старую консервную банку и смеялись. Светило апрельское солнце, так хорошо. В детстве я была молчаливой, но смеяться любила всегда.

- Мне кажется, что ты – моя младшая сестра, - сказал он.
- Хвост, - веско и непреклонно заявила я после секундной паузы.

Поразмыслив некоторое время, он со мной согласился.

***

Я часто приходила к нему домой. Иногда – когда его самого там не было. Тогда я читала свои или его книжки. Или разговаривала с его матерью. Или просто лежала, свернувшись калачиком. Лежала на его диване, застеленном синим клетчатым пледом.

Потом он приходил, рассказывал что-нибудь, а я слушала. Иногда он был вместе с друзьями. Если я приносила собой тетрадки и учебники, они заглядывали в них. И всегда завидовали, что у меня такие маленькие и лёгкие домашние задания. После ужина я шла домой.

Все знали, что я – его хвост, и никого это не напрягало.

Кроме моей матери.

Она не понимала, зачем-одиннадцатилетняя-девочка-ходит-в-гости-к-восемнадцатилетнему-мальчику-и-что-этот-мальчик-находит-в-общении-с-этой-девочкой.

Если честно, я бы такую задачку тоже не объяснила.
Но вот человек – а вот хвост. Человеку без хвоста … Может, и можно обойтись. Но уже как-то сложно.
А хвост … он сам по себе не бывает. Только чей-то…

Это было всем понятно. Но не ей. И она пошла к его матери. И долго что-то говорила.
Наверное, это было очень глупо.
Наверное, ей просто не нравился он. Или вся его семья.
Наверное, его мать тоже так подумала.
Поэтому она молча выслушала. И ответила всего одной фразой.

– Если Вы не знаете свою дочь, это Ваши проблемы. Я знаю – своего сына.

Она сказала это обычным и спокойным голосом. Моя мать не знала, как начать скандал. И ушла.

Она больше не запрещала мне приходить к нему и оставаться ночевать. Она стала молчаливой – как я в детстве.

А мне через несколько месяцев исполнилось двенадцать.

Я полюбила нескончаемые споры о жизни, долгие прогулки по городским улицам, бесконечные разговоры в темноте – но не разлюбила читать. Мы оба – не разлюбили.

***

Когда мы первый раз читали «Бойцовский клуб», то чуть сами не подрались.
Мне было четырнадцать. Ему – двадцать один.
У нас было две закладки в разных местах – и одна книжка.
Читая, мы норовили вырвать её друг у друга.

***

Однажды его бросила девушка.
Он много курил, много молчал и всё время сидел на одном месте. Там, где всегда можно было посмотреть в окно.

Иногда я подходила к нему, и мы смотрели вдвоём. Я обнимала его за плечи, и мы могли сидеть так очень долго.

Будь я его другом, ему быстро надоело бы, что кто-то постоянно шатается рядом.
Иногда человеку лучше побыть одному. Ни с кем не общаться. Иначе можно только поссориться. Со всеми. Потому что им нужно внимание. Чтобы их выслушали, поговорили с ними.
А когда тебе хочется просто смотреть в окно и курить – вряд ли из тебя получится хороший собеседник.


Будь я его сестрой, возлюбленной или другом, мы бы всегда ругались.
Но я была его хвост, и мы просто сидели в комнате и слушали, как время перекатывается от одной песни к другой. Как оно шуршит по волнам радиоприёмника. Как оно тихо перетекает из одного периода жизни в другой.
А мы просто ждали, когда старый закончится и наступит новый.

***


Он купил кошку, но она почти всегда живёт у меня, потому что его часто нет дома.
Когда он в отъезде, я иногда прихожу в его квартиру. Открываю дверь своим ключом и сижу там одна. Распахнув окно и не зажигая электрический свет.

Он сейчас далеко, и я знаю, что у него там возникает порой странное чувство. Что чего-то не хватает.

Я никогда не ощущаю себя лишней рядом с ним. И он никогда не думает, что мне пора уйти.
Я просто здесь есть …

Мы говорим о чём-то.
Иногда спорим.
Иногда ссоримся.
Иногда шутим.
Иногда молчим.

Или просто сидим в разных концах комнаты. Занятые каждый своим делом.

Сейчас он далеко. Но когда-нибудь он вернётся, и здесь по-прежнему буду я. Его хвост.
Наши жизни разные, и они не связаны друг с другом. Просто текут очень близко. И всегда параллельно. Так получилось.
Когда бы он ни поднял голову или ни обернулся через плечо, он всегда может увидеть меня.
Свой хвост.




Fabiana Walles 03.11.09

18:26 

тест на цвет =)

...что там, выше крыш?... (с)

Тест: Какой цвет вам соответствует?

Ваш результат: Зеленый.

Зеленый – это Венера, пятница, медь, море
и сила. Вы человек цвета творчества и амбиций.

Вы как растение, которое поглощает углекислый газ и преобразует его в кислород. В вас есть мощь полноводной реки. Вы – это практические решения и материальные цели. Ацтеки связывали зеленый цвет с Кетцалькоатлем, богом плодородия. В Египте священники клали изумруд под язык, разговаривая с духами. Зеленый – символ недолговечности, судьбы, удачи, сексуальной силы. Индийского Ганешу, бога мудрости, изображают на зеленом фоне. Зеленый означает, что можно спокойно идти вперед, тогда как красный – это мистический запрет. В исламе зеленый – цвет пророка, а праведники в мусульманском раю носят зеленые одежды. Холодный зеленый символизирует обновление, жизнь, надежду. Но зеленый может быть и цветом безумия, дьявола, сказочных драконов и смерти. Поэтому некоторые инстинктивно отвергают зеленый. Так, актеры не любят играть в зеленой одежде. Это суеверие восходит к Средневековью: тогда актеры опасались,…
Пройти тест "Какой цвет вам соответствует? " на WDay.ru


18:30 

...что там, выше крыш?... (с)
Способность мечтать

I

Камуи сидел в тёмной студии и слушал голос дождя. Барабанный перестук капель о карниз отдавался в его сознании ещё пока неизвестным ритмом, а полосы воды на стекле вычерчивали для него замысловатый нотный стан.
Он любил быть здесь один: в своей студии, своём крошечном царстве, в тишине (разумеется, если не считать дождь и далёкие гудки с улицы). Он проводил здесь драгоценные минуты, не зажигая света.

Неделю назад старинный приятель попросил его об услуге: записать песню с модной американской певицей. Зная не особенное пристрастие Камуи к дуэтам, особенно с незнакомыми исполнителями, приятель приложил завидное упорство в уговорах, проявив всё своё красноречие и умение убеждать.
Он предоставил Камуи возможность самому выбрать звукорежиссёра для будущей записи, а также - любую песню из собственного репертуара. Кроме того, приятель был одним из продюссеров проекта и потому заверил, что все расходы берёт на себя их сторона. Таким образом, всё, что требовалось от известного японского рок-музыканта Камуи Гакта, - это проявить королевское великодушие и записать одну из своих песен дуэтом с американской поп-певицей Gladis, с некоторых пор ставшей очень популярной в Японии. Он слышал по радио пару её песен, и потому его одолевали большие сомнения.

- Саджи, ты знаешь, что я далёк от снобизма. Но если она не умеет взять правильно и двух нот, лучше скажи мне об этом сразу. У нас хорошая аппаратура, но если твоя певица не умеет петь...
- Гакт!.. – расхохотался в ответ Саджи, - ты слишком многого хочешь от современных «поп-идолов»! Или ты ожидаешь, что я притащу тебе сюда Анну Нетребко?..
Просмеявшись от души, Саджи вновь стал серьёзным и готовым заключить выгодную сделку.
- Нет, Гакт, она, конечно, не оперная дива, но очень старательная девочка, легко перенимает новое. Ты должен понимать это и не требовать от неё слишком высоких результатов. Споёте, как получится, а мы потом подправим и подтянем, где нужно будет. Ну что, по рукам?..
Проведя много времени в Штатах, Саджи быстро усвоил типично американские обороты речи. А цепкая деловая хватка у него была от природы.

Сейчас, в полутьме студии и под звуки дождевых капель, барабанящих по карнизу, Гакт не мог не изумляться, как ловко его надули. Через каких-нибудь полчаса придёт Саджи и приведёт своё «юное дарование», с коей Гакту придётся записывать довольно сложную вещь (а других у него и не было). Что из этого выйдет, неизвестно. Никакого энтузиазма по поводу предстоящего дуэта Камуи не ощущал, но слово уже было дано, а контракт (что для некоторых сильнее слова) давно подписан. Оставалось лишь смотреть, что будет дальше.

Раздался звонок из коридора, и когда Гакт открыл дверь, в студию вошли четверо с мокрыми зонтами.
- Чёрт, почему здесь так темно? – послышался возмущённый голос Саджи, - только не говорите мне, что это опять вырубило пробки!..

Камуи щёлкнул дистанционным пультом, осветив полностью всё помещение. Теперь он мог рассмотреть вошедших. Двое из них, Саджи и Тим, звукорежиссёр, были ему знакомы, двух других он видел впервые.
Первый был секьюрити, невысокий и широкоплечий; он держал в руках зонт, которым закрывал свою подопечную от дождя. Четвёртая вошедшая была, разумеется, сама Gladis.
Камуи удивился, насколько она не похожа на свои журнальные фото. Очень просто одетая и причёсанная, она выглядела как обычная девушка с улицы. Её внешности было трудно подобрать какое-то определение, настолько в этом облике не было ничего, приметного глазу.
- Konniti-wa, Kamui-san, - произнесла она и дружелюбно улыбнулась, слегка наклонив голову.
Удивительно, как улыбка преобразила её лицо! Оно мгновенно осветилось, словно каждая его чёрточка вдруг стала излучать волшебное сияние. Гакт услышал, как где-то далеко-далеко зазвенели серебряные колокольчики. Трудно было понять, был этот звук в действительности, или его навеяла улыбка девушки.
- Здравствуйте, Глэдис-сан, - произнёс он, отвечая на её вежливый поклон, всё ещё ошеломлённый этой неожиданной метаморфозой.

Мужчины обменялись с Гактом приветствиями и занялись каждый своими делами. Камуи ощущал некоторую внутреннюю робость в присутствии девушки и понимал, что она, вероятно, чувствует то же самое. Чтобы сгладить неловкий момент, он пригласил её в ту часть комнаты, где находился небольшой бар. Камуи собирался использовать имеющиеся там ингридиенты для приготовления горячего травяного чая, призванного согреть и взбодрить собравшихся в студии.
Глэдис сидела рядом, с любопытством наблюдая за его работой. Время от времени он просил её передать тот или иной компонент и, к его большому удивлению, девушка без труда справлялась с задачей.

- О, Камуи!.. – воскликнул Саджи, когда поднос с чайными принадлежностями был аккуратно водружён на низкий японский столик, - надеюсь, ты не подмешал туда галлюциногенную настойку, как в прошлый раз?..
Звукорежиссёр и секьюрити дружно прыснули со смеху, а Камуи ощутил непреодолимое желание треснуть Саджи по голове.
Глэдис тихонько рассмеялась, и у парня на мгновение мелькнула дикая мысль, будто она прочла его мысли.
- О, не волнуйтесь, господа: я за ним внимательно следила, с чаем всё в порядке, - голос у неё был негромкий, но удивительно мелодичный.
- Глэдис-сан, откуда вы так много знаете о чае? – спросил Камуи, желая увести разговор с глупой темы, - кажется, будто среди ваших предков были японцы.
Глэлис отпила из маленькой чашки и улыбнулась:
- Скорее, англичане. Они ведь тоже знают в этом толк.
Её серо-голубые глаза смотрели на Гакта с вежливой дружелюбностью. Ему захотелось, чтобы она улыбнулась ещё.

Глэдис оказалась исключительно приятным человеком в общении, однако с пением всё выходило куда сложнее. Композиция, выбранная Гактом, для девушки была слишком трудной. Глэдис очень старалась – это было заметно, но в конечном итоге мало что меняло. Гакт бросил на Саджи короткий взгляд, безмолвно говоривший: «Ну и что теперь делать? Я предупреждал: толку не будет».
К смущению Камуи, девушка успела заметить брошенный взгляд: он понял это по её вспыхнувшему лицу. Гакту вдруг стало непереносимо стыдно, но что можно было сделать с фактом – она не в состоянии спеть эту песню.
- Камуи-сан, - обратилась к нему Глэдис своим негромким голосом, - прошу Вас, дайте мне ещё один шанс. Покажите, как нужно петь, а я буду повторять за Вами.
Гакт посмотрел на Саджи. Тот быстро закивал головой.
Тим нажал кнопку на звукорежиссёрском пульте – из наушников вновь полилась нежная мелодия любовной песни.
Камуи начал первый куплет, Глэлис запела вместе с ним, и с каждой новой нотой её голос становился увереннее. Она смотрела ему прямо в глаза, повторяя вслед за ним нюансы мелодии, и он чувствовал, что не в состоянии отвести взгляд... не может, пока звучит эта песня. В какой-то момент ему почудилось, будто он слышит свой голос со стороны... как он сливается с голосом Глэдис... а потом они оба словно отрываются от собственных тел... и вот они уже высоко под потолком, смотрят на самих себя сверху...

Внезапно музыка оборвалась и послышались громкие аплодисменты Саджи.

- Ну вот, можешь же, когда хочешь! – сказал он, обращаясь к Глэдис, и весело подмигнул Камуи.
- Значит так, ребята, - сказал своё веское слово звукорежиссёр Тим, - на сегодня предлагаю закончить. Глэдис, Ваша задача на вечер – потренироваться исполнять это так, как Вы только что сделали. Твоя задача, Камуи, чуть посложнее – не злоупотреблять сакэ и быть завтра в нужной кондиции...

Гакт вооружился микрофоном и с шутливой угрозой замахнулся на звукорежиссёра. Тот, в свою очередь, изобразил на лице страшный испуг перед неминуемой расправой.
Все, включая Глэдис, рассмеялись. Камуи обернулся, желая ещё раз увидеть, как улыбка преображает её лицо. Тим воспользовался потерей бдительности противника и, стиснув его шею в захвате, принялся с хохотом взлохмачиваить ему волосы своей цепкой пятернёй. Впрочем, долго праздновать победу звукорежиссёру не пришлось: через несколько секунд он уже лежал на лопатках, перекинутый одним точным и аккуратным движением.
- Не ушибся?.. – со смехом спросил Камуи, помогая другу подняться на ноги.
- Ну ладно, мальчики, хватит уже красоваться перед девочкой!.. – с добродушной иронией признёс Саджи.
Глэдис при этих словах смущённо засмеялась.
- Нам пора, - сказал Саджи, - всем спасибо за работу, и – до завтра!..


- Дурак, - бросил Камуи, когда Саджи, Глэдис и её телохранитель покинули студию.
- Сам такой, - невозмутимо ответствовал Тим, собирая свои вещи в небольшой плоский чемоданчик.
- Что за цирк ты устроил? Я привык, что Саджи ведёт себя как ненормальный, но от тебя я такого не ожидал!..
Тим иронически хмыкнул.
- Ну надо же было кому-то стряхнуть пыль с твоих гениальнызх мозгов, а то ты у нас не в меру впечатлительный...
- Ты это о чём?
- Да всего лишь о том, что ты запал на нашу маленькую Глэдис, а между тем, тебе с ней ничего не светит!..
- Это почему? В смысле, я ни на кого не западал!..
Тим зашёлся от хохота, и тут же был повален на пол рассвирепевшим от его смеха и собственного смущения Гактом.
- Пусти меня, придурок!.. – вопил Тим, тщетно пытаясь освободиться. Хватка Гакта на этот раз была чересчур сильной.
- Она замужем, идиот!.. – крикнул Тим из последних сил, и это помогло: Камуи не только отпустил его, но и даже отпрянул назад.
- Откуда ты знаешь? – спросил он, чувствуя, как кровь отливает от лица.
- Газеты читать надо, - пробурчал Тим, потирая ушибленный локоть, - она замужем с 18 лет за своим вторым продюссером, американцем.

Услышанное для Камуи было подобно удару по голове. Он совершенно потерял способность адекватно мыслить. Волшебная постройка опиралась на хрупкий фундамент, всё обрушилось в одну секунду. Ему даже в голову не приходило, что Глэдис может быть несвободна.
«Самодовольный дурак», - мысленно обозвал он самого себя. Ничего другого ему уже не оставалось.
Тим быстренько собрал свои вещи, не отпуская больше никаких шуток – из опасения за целостность собственной шеи.
В дверях он обернулся.
- Слушай, Гакт, да ну её!.. Пошли напьёмся!
- Не сегодня. Я хочу побыть один, - голос Камуи звучал как будто из далёкого космоса.
Тим хотел было что-то сказать, но лишь махнул рукой и вышел.

Камуи Гакт вновь остался один в тишине своей студии, как и несколько часов тому назад. Но всё полностью изменилось за это время.
Дождь давно прекратился. На Киото опускался тёплый весенний вечер, преображая город, делая его более уютным. Отблески уличных огней то и дело мелькали на тёмном оконном стекле.
\Камуи не знал, сколько времени он так просидел, погружённый в свои мысли, когда его прервал короткий звонок в дверь.

Он потерял дар речи, увидев на пороге Глэдис.

- Можно войти?.. – смущённо спросила она на японском с сильно слышимым акцентом.
Камуи молча отстранился, пропуская её внутрь. Один клик пульта – и осветилась та часть студии, где находился маленький бар, низкий столик с циновками и диван.
- Вы знаете японский, Глэдис-сан? – спросил Камуи, тут же осознав, что это был наиглупейший вопрос, какой он только мог задать ей сейчас.
Глэдис тихо засмеялась, и он снова не мог не залюбоваться её очарованием.
- Если бы Вы знали, Камуи-сан, как долго я искала эту фразу в разговорнике!..
- Обычно люди с Запада знают на нашем языке только arigato и sayonara, - улыбнулся Гакт.
- Ну... мой запас чуть больше... Хотите услышать?
- Конечно!
Глэдис с весьма серьёзным видом принялась перечислять японские слова, аккуратно загибая тонкие маленькие пальчики.
- Konniti-wa... sumimasen... susi... hasi... tofu...
Камуи улыбался.
- ...nihon sju... Ваш любимый, - тихонько засмеялась Глэдис.
- Не верьте всему, что болтает этот дуралей Тим!.. – предупредил Камуи. – Я в действительности не очень часто пью сакэ, - добавил он.
Снова наступила пауза. Они смотрели друг на друга. Камуи боролся с отчаянным желанием спросить у неё, действительно ли она замужем, но вместо этого произнёс наконец:
- Глэдис-сан, расскажите о себе: откуда Вы родом, кто Ваши родители, кто научил Вас разбираться в чае... – под конец фразы он улыбнулся, встретив ответную улыбку.
- Вам действительно это интересно, Камуи-сан?..
- Интересно. Кроме того, мы с Вами должны спеть в дуэте, а знание о жизни друг друга поможет нам.
- Хорошо, - согласилась она.


Они сидели за барной стойкой друг напротив друга и говорили, говорили, говорили... Она рассказала ему о своём детстве, прошедшем в США, в Новой Англии... о бабушке, в честь которой её назвали Глэдис... (А Камуи думал, что это – просто красивый псевдоним)
- Бабушка Глэдис была настоящей англичанкой... – когда девушка говорила, перед её задумчивым взором будто проплывали яркие картинки прошлого.
- Он знала о приготовлении чая абсолютно всё... у неё была целая тетрадь рецептов, которая дошла до меня. К сожалению, я не застала её в живых – но когда я читаю её записи, она будто встаёт перед моими глазами... я слышу её голос... Когда мне бывает трудно что-то решить, я читаю записи бабушки Глэдис – и выход сразу находится...

Камуи слушал её, рассказывал сам... и не уставал удивляться. Как могло так получиться, что утром он ещё не знал Глэдис, а теперь у него ощущение, что они знакомы много лет.

- У тебя очень красивые песни, Камуи, - сказала она, - красивые и грустные.
- Ага, - усмехнулся он, - красивые песни грустного уродца.

У него внутри всё сжалось, когда он понял, какую глупость только что сморозил. Вообще, это должно было быть шуткой, но, сам того не желая, он выразил именно то, что ныло у него в душе: « У тебя есть другой, такой же европеец, как и ты. А кто я для тебя? Жалкий японец. Одним словом – урод».
- Ты не уродец, Камуи, - сказала она, ровно и прямо глядя ему в глаза.

Как бы ни хотелось ему усомниться в её искренности, обнаружить изъян, за который можно уцепиться, чтобы развенчать весь образ, он не мог в ней ничего такого найти.

- Как сказать по-японски «Камуи красивый»?- спросила Глэдис.
- Ai shite iru*, Kamui, - ответил он, секунду помедлив.

Глэдис вспыхнула и опустила глаза.
- Я знаю, что означает ai shite iru... – тихо проговорила она.

Камуи понял, что влип окончательно и бесповоротно. Наступила самая тягостная тишина из всех, случавшихся за этот вечер.

- Уже поздно, мне пора идти... – наконец произнесла Глэдис, поднимаясь на ноги.
- Я провожу тебя, - сказал Камуи.
- Не нужно, меня внизу ждёт водитель.

Они больше не смотрели друг на друга. Тишина звенела в ушах невыносимо больно.
Он клял себя последними словами за свою болтовню, несдержанность, эгоизм... Будь у него сейчас в руке пистолет, он, не задумываясь, приставил бы его к виску и нажал курок.

Они подошли к двери, ведущей из студии в коридор того здания, где она располагалась.
На пороге Глэдис внезапно обернулась, посмотрев ему в глаза.
- Ai shite iru, Kamui, - быстро произнесла она. В следующее мгновение Глэдис уже шагала скорым шагом по коридору, ведущему на улицу.

Гакт стоял, словно громом поражённый. Она любит его!..
А как же тогда её муж?.. Тим всё придумал?.. Вряд ли он стал бы. Значит, она...
Нет. Он чувствовал, что не может заподозрить её ни в чём. Не может не доверять ей. Если она сказала, что любит его... значит, это правда. А остальное уже не имеет значения.

Прошло немало времени, прежде чем Камуи Гакт добрался наконец до собственной постели. Он был уверен, что не сможет уснуть, но сон накрыл его целиком, едва только он сомкнул веки.
... Ему снилась бабушка Глэдис: с высоким пучком волос на затылке, знающая все-все рецепты чая, чьи глубокие морщины будто светились волшебным сиянием, когда она улыбалась.........
.
II

На другой день Камуи едва не опоздал к назначенному времени. Когда он вошёл в собственную студию, Тим, Саджи и Глэдис со своим неизменным телохранителем были уже в сборе. Он волновался не на шутку, поскольку не знал, как поведёт себя Глэдис после того, что произошло с ними. Более того, он даже не знал, как следует вести себя ему самому. Когда они были наедине, всё видилось простым и естественным; как только рядом появились посторонние люди, многое изменилось.
Внешне всё казалось прежним. Саджи суетился и раздавал распоряжения, Тим настраивал аппаратуру, секьюрити выглянул в окно, а затем с непроницаемым лицом уселся на диване. Гакт с видом чрезвычайной заинтересованности принялся рассматриваит наушники, и тут его окликнул негромкий голос Глэдис:
- Камуи-сан, а я вспомнила ещё одно японское слово, которое мне известно!..

Он поднял взгляд. Её глаза, ресницы, губы, все мельчайшие чёрточки лица излучали улыбку и непостижимый свет. Он ощутил, как невидимое тепло коснулось его лица.

- Интересно было бы услышать, что это за слово, Глэдис-сан.
- Ня!..* – сказала она и широко улыбнулась.
Остальные присутствующие на мгновение отвлеклись от своих дел и с любопытством взглянули на Камуи и Глэдис.
- Прекрасное слово!.. – рассмеялся Гакт, чувствуя, как тяжесть оставляет его, а за спиной будто вырастают крылья.
- Но только вы произносите несколько жёстко, Глэдис-сан, а мы, японцы, говорим мягче, вот так: Няаа...
- Няаа!.. – повторила Глэдис и рассмеялась вместе с Камуи.
- НЯА!.. НЯА – А – А!.. – услышали они тут же душераздирающие вопли за спиной, сопровождающиеся громким хохотом телохранителя Глэдис.
- НЯААА!.. – синхронно затянули Саджи и Тим.
У Глэдис от смеха слёзы выступили на глазах, даже Камуи, слыхавший от этих двоих ещё не такие «звуковые шедевры», не мог удержаться от искренней улыбки. Сложившаяся поначалу напряжённость была полностью разряжена.

Запись прошла прекрасно, выше всяких ожиданий. Камуи смотрел в глаза Глэдис, слышал её голос, мелодию песни и слияние их голосов в единую неповторимую гармонию. Он пел для неё и каким-то непостижимым образом чувствовал, что и она – поёт для него, ему, ради него.....

Время летело, как во сне. Саджи так вдохновился успешной записью песни, что тут же договорился о вечернем выступлении в клубе для Камуи и Глэдис. Он даже не дал им возможность отказаться, впрочем, они и не собирались отказываться.

В клубе собралось без малого две сотни человек, и все они жаждали услышать долгожданный дуэт. Камуи и Глэдис успели увидеться только перед самым выходом на сцену и обменяться короткими, но много выражающими взглядами. Стоя рядом с ней, он ощутил её волнение и дрожь. Толком не отдавая себе отчёта, Камуи взял Глэдис за руку – их пальцы сплелись. Так они вышли на сцену клуба и так простояли на протяжении всей песни перед двухсоттысячной толпой зрителей. Когда последние звуки мелодии смолкли, раздались бурные, продолжительные аплодисменты. Камуи показалось, что это была самая громкая овация за всю его карьеру. Он взглянул на Глэдис – её лицо раскраснелось от волнения и радости, а в уголках глаз замерли сверкающие слезинки. Она была прекрасна, как никогда.....

Всё это время Камуи ни разу не задумался, что скоро Глэдис должна будет уехать – обратно в Америку. А между тем Саджи объявил, что они улетают утром, на другой день после выступления в клубе.
Услышав это, Камуи ощутил, будто проваливается, падает куда-то... Куда-то, откуда нет возврата.
Он так хотел поговорить с Глэдис... и по её глазам видел, что она думает о том же. Но за весь вечер им ни разу не удалось остаться вдвоём: Саджи всё время тащил их куда-то, от одного столика к другому, с кем-то знакомил, предлагал попробовать какой-то новый коктейль, шутил и сам смеялся...
Должно быть, он всерьёз полагал, что отлично их развлекает и не даёт заскучать.

В ночь, предшествующую отлёту Глэдис, Камуи так и не сумел заснуть. Он смотрел на тёмное ночное небо и не мог прочесть там ответа, что делать дальше. За эти два дня Глэдис стала дорога ему как никто иной, и он не знал, как совладать с чувством грядущей потери. Да, он отлично понимал, что завтра потеряет её навсегда – ведь она будет слишком далеко и слишком несвободна.....
Рассвет нового дня ворвался в его окна неожиданно – но не принёс с собой и капли утешения, надежды, веры в лучшее... Все мечты и чаяния были похоронены под слоем неумолимой реальности.

Когда Камуи на своей машине примчался в аэропорт, маленький частный самолёт уже был готов ко взлёту. Он понимал, как следует поступить. И пусть это кажется правильным только сейчас, пусть потом обратится ошибкой – это больше не имеет значения. На сиденье рядом с ним лежал букет белых цветов.

Не обращая внимания на недовольные реплики Саджи, Гакт быстро взбежал по трапу. В салоне маленького самолёта он едва не столкнулся с Глэдис. Увидев в его руках цветы, она улыбнулась:
- Долго же я ждала тебя, Камуи...
Он порывисто обнял её и крепко прижал к себе. Аромат её волос был чем-то неповторимым, щемяще-нежным.
- Я знаю, что ты замужем... – прошептал он, - но это неважно, ведь я...
- Замужем?.. – она подняла голову и посмотрела ему в глаза, - уже нет. Мы с мужем давно разошлись, но не оформляли развод официально... не было повода, знаешь... Но два дня назад я позвонила ему и сказала, чтобы готовил бумаги...
Она не договорила. Он почувствовал, что силы оставляют его, и прислонился спиной к внутреннему борту маленького самолёта.
Они смотрели друг на друга – секунду, может, две.

- Так как будет по-японски «Камуи красивый»? – спросил он очень тихо.
Он не сразу понял, что происходит, когда она поцеловала его. – Ai shite iru, Kamui... – прошептала Глэдис через несколько долгих мгновений.

У входа показался силуэт Саджи – и тут же исчез, словно его ветром сдуло.

- ... Remember me, I’ll love you always..... – пропел ей Камуи строчку из их песни, и эти слова ещё долго звучали у него в голове, когда маленький самолёт разгонялся по взлётной полосе, поднимался в небо и пропадал едва различимой тёмной точкой на горизонте.

Всё будет хорошо. Всё должно быть так – а как же иначе?.. Глэдис вернётся домой, и вскоре он прилетит к ней. Они снова будут вместе... Они больше никогда не расстанутся...



В нашем безумном мире, полном жестокости, трусости и самодовольства – так важно сохранить в себе частичку тепла, кусочек маленького солнца, согревающего душу. Пусть это будет несуществующее, придуманное лишь нами солнце – но пусть оно просто будет...

Пусть это будет всегда, до тех пор, пока последний человек в этом мире не потеряет способность мечтать.

16.09 – 18.09. / 2008г

Fabiana Walles


* Ai shite iru- Я тебя люблю (яп.)
* Ня – мяу (яп.)




Dedicated to: Stainless Raven

OST:
1. K. Gackt “Love Song”
2. K. Gackt “Story”
3. K. Gackt “Ai shite iru”
4. Hitomi “Innocence”
5. A. Hamasaki “No Way To Say”
6. A. Hamasaki “End Roll


17:41 

Самые короткие литературные шедевры

...что там, выше крыш?... (с)
Некоторым писателям удается в нескольких словах передать очень многое.

1. Однажды Хемингуэй поспорил, что напишет рассказ, состоящий всего из шести слов, способный растрогать любого читателя.
Он выиграл спор:

«Продаются детские ботиночки. Неношеные»

2. Фредерик Браун сочинил кратчайшую страшную историю из когда-либо написанных:

«Последний человек на Земле сидел в комнате. В дверь постучались...»

3. О.Генри победил конкурс на самый короткий рассказ, который имеет все составляющие традиционного рассказа — завязку, кульминацию и развязку:

«Шофёр закурил и нагнулся над бензобаком посмотреть, много ли осталось бензина. Покойнику было двадцать три года».

4. Англичане тоже организовывали конкурс на самый краткий рассказ. Но по условиям конкурса, в нем должны быть упомянуты королева, Бог, секс, тайна.
Первое место присудили автору такого рассказа:

«О, Боже, — воскликнула королева, — я беременна и не знаю от кого!»

5. B конкурсe на самую короткую автобиографию победила одна пожилая француженка, которая написала:

«Раньше у меня было гладкое лицо и мятая юбка, а теперь — наоборот».

19:12 

...что там, выше крыш?... (с)

18:51 

...что там, выше крыш?... (с)
Письмо в прошлое


Литтл-Рок, штат Арканзас.
12 мая 20** года


Здравствуй, любимый –
звучит, как в романе, не правда ли?

Я так и не избавилась от привычки мыслить возвышенно-пафосно. Ладно, пусть хотя бы это отличает меня от обычных домохозяек.

Стремление всегда отличаться – вот ещё одна моя дурацкая привычка! Так что лучше переделать приветствие...

Привет, друг детства! Как жизнь?
Так... пафоса не поубавилось. Ну ладно, не сочинять же третий вариант приветственного слова. Оставим как есть.

читать дальше

23:02 

...что там, выше крыш?... (с)


Из всех волшебств на земле я больше всего люблю будничное ^___^

15:19 

"Ты спишь - а я тебя люблю..."

...что там, выше крыш?... (с)
Ты будешь на моем плече
Спать, улыбаясь невесомо,
Толкаться, прижимаясь сонно,
Забыв, как ты была ничьей.

Ты спишь, а я люблю тебя -
Такое важное занятье -
Поглажу тонкое запястье,
Луною сны посеребря...

Вот этот мир - любви и снов
Важней всех мировых событий,
Всех новостей и всех открытий,
Учений мудрых и основ.

Ты спишь,
А я тебя люблю.
И говорю об этом тихо,
И в теплом поцелуе стихо-
творение свое ловлю.


(с) - Пётр Давыдов


11:09 

люблю

...что там, выше крыш?... (с)

@музыка: Adam Lambert - December

@настроение: love is all we need

12:46 

...что там, выше крыш?... (с)
22.03.2011 в 20:45
Пишет Yumeni.:

люблю акварель
16.03.2011 в 18:02
Пишет Птич с мышкой в кармане.:

Канадзава Марико
mithikusa.ifdef.jp/



читать дальше


URL записи

URL записи

URL записи

12:26 

за***сь, я умерла! =) эмо-стишки

...что там, выше крыш?... (с)
15.07.2010 в 13:45
Пишет ЛюшЭ:

Стихи о жизни, нашей жизни...
Представляю вашему вниманию унылые эмо-стишки, в которых уделяется немалое внимание суровым будням всеми любимых Токио Хотель. Хм, никогда до сегодняшнего дня не комментировала подобный жанр творчества...
Очень надеюсь, что не баян и не аккордеон.


Хочешь сладких апельсинов?
Хочешь макаронов длинных?


Спасибо за внимание!
Счастливо! До свидания.


URL записи

11:57 

...что там, выше крыш?... (с)
08.07.2010 в 20:11
Пишет Лоторо:

Головоломка.

В стопке заснеженных лет,
На самом дне ледника.
Кай собирает слово «Привет»
Из слова «Пока».

Для заражённого зеркалом взгляда
Год на изломе стар,
Кай собирает слово «Прохладно»
Из слова «Пожар».

читать дальше

URL записи

11:47 

...что там, выше крыш?... (с)
27.08.2010 в 21:46
Пишет саша, ты мальчик:

Название: ноябрь. декабрь. январь.


люблю снег.

URL записи

Мой Дневник: Мой секрет, мой тайник

главная